Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: el-journal.bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
30.09.2013

С.А. Яминова ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ БАЙМАКСКОГО РАЙОНА И ВОЗМОЖНОСТИ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ТУРИЗМА В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

УДК 902/904(470.57)

С.А. Яминова

Историко-культурное наследие Баймакского района и возможности его использования для развития туризма в Республике Башкортостан

Ключевые слова: Баишевский микрорайон; Башкирское Зауралье; памятник археологии; природный феномен; высокая концентрация памятников; многообразие типов; возможности реконструкции; историко-культурный туризм

В проект долгосрочной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Республике Башкортостан» на 2012 – 2016 годы включена подпрограмма «Развитие историко-культурного, этнографического и событийного туризма в Республике Башкортостан». 
Результатом реализации подпрограммы станет увеличение до 20 единиц числа туристических маршрутов по историческим местам, включающим памятники культурного и природного наследия и национальные историко-культурные центры республики. Одной из обязательных функций государства является сохранение историко-культурного наследия народов, населяющих его территорию. В мировой и отечественной практике к настоящему времени накоплен большой опыт и выработано множество форм реализации подобных проектов, как то заповедники, заповедные и охраняемые территории, заказники, музеи под открытым небом, научно-исследовательские комплексы и т.д. Под особым вниманием государства в России, как и во всём мире, сейчас находятся места расположения уникальных исторических объектов. В качестве территориально ближайших примеров достаточно назвать государственный историко-архитектурный заповедник "Болгар" (Республика Татарстан) и археологический заповедник "Аркаим" (Челябинская область).

Проведение археологических разведок и рекогносцировочных раскопок (начальник экспедиции – к.и.н. Яминов А.Ф.) в пределах Баймакского района позволило говорить о существовании территории с набором памятников, позволяющую организовать и провести научно-исследовательские работы по созданию здесь археологического музея-заповедника. Был, правда один нюанс, несколько волновавший нас перед началом работы. Ведь немногим ранее, 20 - 30 лет назад, в археологическом отношении территории Башкирского Зауралья воспринимались как неперспективные, практически пустовавшие в древности, поскольку на этих огромных просторах всего было известно немногим более 100 археологических объектов, в основном - одиночные курганы и буквально единицы – памятники эпохи камня или поселения эпохи бронзы. И это - от северных пределов Учалинского района до границы Хайбуллинского района и Оренбуржья! Но теперь произошёл «великий археологический переворот», в первую очередь для нас самих. К работе в экспедициях на территории Баймакского района были привлечены многие археологи и этнографы Башкортостана – В.А. Иванов, В.С. Горбунов, Г.Т. Обыденнова, Р.Б. Исмагилов, Р.М. Юсупов, А.В. Псянчин, Ю.Х. Юлдашбаев, Г.Н. Гарустович, Р.М. Акбулатов, Н.С. Савельев, С.В. Сиротин, В.Г. Котов, Ф.М. Тагиров, И.М. Минеева, И.В. Денисов, Р.А. Мигранов, А.В. Тух и др. Результаты археологических разведок были потрясающими, а существовавшая ранее картина полностью изменилась: нами за два года было обследовано 249 памятников, из которых 178 на территории района были выявлены впервые!

Но исследования показали очень неоднородную насыщенность объектами прошлого различных частей Баймакского района. Так, в бассейнах рек Сакмара и Худолаз концентрация памятников составляет 1-3 обьекта на 10-15 квадратных километров. В основном - это одиночные курганы, поселения, местонахождения и иные объекты, имеющие многочисленные аналоги в зауральской части Башкортостана. Необходимо отметить, что эти территории, ввиду их удобства для хозяйственного использования (степи, предгорные понижения, равнинные безлесные участки лесостепи), традиционно являются зоной активного антропогенного воздействия, как то пашни, выгоны для скота, орошаемые участки, карьеры, места золотодобычи и т.д.

Исходя из вышеизложенного можно констатировать, что в бассейнах рек Сакмара, Худолаз, Гадельша и в правобережье Урала традиционный ландшафт в естественном виде, с наполняющими его памятниками древности, в основной своей части не сохранился. Ввиду этого степень зрелищного восприятия археологических объектов, каждый второй из которых подвергается распашке или иному разрушению вследствие хозяйственной деятельности, резко снижается. Яркими примерами тому являются распахиваемые или же почти полностью снивелированные I и III-IV Тубинские [1. С. 224, № 393-395], I Сибайский [2. С. 196, № 1850] и Сосновские [1. С. 226, № 403] курганные могильники. Даже I Темясовские курганы [1. С. 223, № 391], на базе которых первоначально предполагалась организация музея-заповедника, в свое время были подвергнуты плантажной вспашке для насаждения хвойных пород. Всё это ставит на повестку дня необходимость скорейшей разработки комплекса мероприятий по проведению охранных археологических работ на этих и подобных памятниках.

К числу редких исключений относится Давлетовский комплекс памятников (из 5 объектов западнее от дер. Давлетово): I и II Давлетовские курганы [2. С. 195-196, № 1845-1846], IV Давлетовский курган [1. С. 227, № 404], руины башкирской деревни и кладбище конца ХIХ века. Давлетовские курганы состоят из 8 каменных насыпей диаметром 4-10 м, высотой 0,3-0,8 м. Среди них Давлетовский I могильник представлен двумя курганами "c усами", От одного из них сохранились только "усы", а сам курган был раскопан в 1965 г. Н.А. Мажитовым, который обнаружил в могиле только две трубчатые кости человека. Все вышеназванные объекты расположены в непосредственной близости от автомобильной трассы Баймак - Сибай, в естественной среде не затронутой антропогенным воздействием. Несмотря на первозданность ландшафта, небольшая площадь распространения памятников и отсутствие типологического разнообразия позволяют рассматривать данный комплекс в лучшем случае только как археологический заказник.

Наиболее насыщенной археологическими объектами оказалась территория сейчас уже очень хорошо известного в научном мире «Баишевского археологического микрорайона» [3. С. 199-200, 280-281], в который включается площадь (небольшой участок - около 30 тыс. га земли) в периметре деревень Баишево-Карышкино-Файзуллино-Мунасипово-Богачёво-Ишмухаметово. В ландшафтно-географическом отношении это предгорная степь, подступающая к хребту Ирендык, непосредственно горные участки с узкими долинами, поросшими местами лесом, по течению рек Большая Уртазымка, Карасаз и их многочисленных мелких притоков. Палеотопографические исследования показали, что в древности они питали несколько, к настоящему времени пересохших, озер в собственно степной части микрорайона. Большую роль в истории микрорайона играл и тот факт, что его территория является южной оконечностью "Яшмового пояса" Урала с многочисленными выходами различных яшм и яшмоидов. Также эта территория характеризуется обилием близко залегающих полезных ископаемых и природных материалов, необходимых для развития производства и поддержания торговых связей – горных месторождений медных, марганцевых и железных руд, россыпного и рудного золота, поделочных камней (мрамор, сердолик, кварцит и пр.).

Первые попытки выявить здесь памятники относятся ещё к XIX веку, когда член-секретарь Оренбургского (Уфимского) губернского статкомитета Р.Г. Игнатьев в 1864 г. отметил в окрестностях дер. Баишево наличие двух курганных групп, которые ныне фигурируют как I и II Баишевские курганы [2. С. 194, № 1827-1828]. Практически ровно через столетие, в 1965-1971 гг., когда начались первые маршрутные обследования Баймакского района, археологами М.Х. Садыковой, М.Ш. Рязаповым, Р.Б. Исмагиловым возле деревень Баишево и Карышкино были зафиксированы ещё 14 памятников, в основном – одиночные курганы и курганные могильники эпохи бронзы и раннего железного века [2. С. 194-195, №№ 1829-1837; 4. С. 69-70, №№ 299-303].

Следующая группа – ещё 14 памятников на этом же периметре [5. С. 45-50, №№ 134-136, 139-148, 151] – была обнаружена в ходе археологической разведки в 1990-1991 гг. небольшой экспедиции А.Ф. Яминова с участием тогда ещё студентов истфака БГУ Д.А. Гайнуллина, А.М. Идельбаева, и А.Р. Янгузина. Причём они были найдены буквально мимоходом, поскольку перед разведочной группой ставилась иная задача – обследование территорий вокруг рудников и карьеров Баймакского района. Но даже тогда такая концентрация памятников на столь ограниченной территории считалась большой. Поэтому мы решили в 1996 г. вновь вернуться к окрестностям дер. Баишево. Но А.Ф. Яминов решил здесь изменить традиционную линейную археологическую методику выявления объектов на сплошное обследование – теперь археологи методично обходили территорию вдоль предгорий Ирендыка, искали памятники и на вершинах гор, и в горных долинах, на таких мелких речушках, как Ургаза (Большая Уртазымка), Карасаз, Шурале, Сагылузяк, Буреле, Карма-Зилла, на небольших, но живописные ручейки, берущие начало из родников Сана-Билене, Курга-Елга, Таш-Кесе и др. Ранее мы даже не предполагали, что на таких местах вообще могут быть какие-то археологические памятники… Но результат превзошёл себя – уже через пару лет, кроме Баишевских и Карышкинских курганов, здесь было выявлено ещё 159 археологических и 14 этнографо-археологических объектов! А к настоящему времени на территории Баишевского микрорайона выявлено уже около 300 объектов археологического, археолого-этнографического, этнографического, архитектурного и индустриального наследия. Эти памятники удивляют нас своей неповторимостью, уникальностью, сложностью интерпретации, тонкой связью с окружающими ландшафтами.

Типология памятников может быть представлена следующим образом: - земляные курганы и курганные могильники;

- каменно-земляные курганы и курганные могильники; - каменные курганы и курганные могильники;

- каменные выкладки;

- квадратные каменные курганы этнографического времени;

- курганы "с усами";

- одиночные менгиры и менгирные аллеи;

- стоянки и местонахождения каменного века;

- камнеобрабатывающие мастерские каменного века;

- поселения эпохи бронзы;

- круглые каменные ограды (остатки башкирских летовок);

- круглые земляные ограды (также связанные с башкирскими летовками);

- ритуально-календарный комплекс (святилище);

- руинированные археолого-этнографические объекты поселенческого

типа XVIII- нач. XX вв.;

- погребальные памятники XVII-нач. XX вв. башкирского населения;

- овальные и округлые каменные оградки (местное население называет

их «Казахскими могилами»);

- деревянная мечеть дер. Мансурово;

- памятники архитектуры XVIII- XX вв.;

- каменные туры – караскы;

- аулии;

- объекты индустриального наследия (Шуралинский прииск, места

поселений старателей XIX- нач. XX вв.).

В хронологическом отношении вышеперечисленные типы объектов относятся к периодам палеолита (древний каменный век), мезолита (средний каменный век), неолита (новый каменный век), энеолита (медно-каменный век), развитой и поздней бронзы, раннего железного века, раннего и позднего средневековья и этнографическому времени.

Научную значимость данного микрорайона трудно переоценить. Он является единственным подобного рода феноменом для Республики Башкортостан и Волго-Уральского региона в целом по степени концентрации памятников древнего населения, хронологии и научному потенциалу, заложенному в них. Подобные районы с усложненным ландшафтом, как показывают результаты историко-археологических изысканий в различных уголках Евразии (Алтай, Тянь-Шань, Кавказ, Жигули, Карпаты), всегда привлекали население в связи с возможностью ведения традиционного комплексного хозяйства, а это отражается в высокой концентрации археологических памятников различных эпох и многообразии их типов, что и было продемонстрировано на примере Баишевского археологического микрорайона.

По оценке и результатам экспертизы специалистов Научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва (г. Москва) именно здесь должен быть создан первый на территории Башкортостана историко-археологический и ландшафтный музей-заповедник, призванный сыграть для мировой науки роль эталона (типологического и хронологического) археологической шкалы Южного Урала и всего Волго-Уралья. Эта территория беспрерывно осваивалась, использовалась для жизни и ведения хозяйства от каменного века и до настоящего времени, что открывает широкие перспективы для этнокультурных и исторических реконструкций. Кроме того на неё необходимо смотреть также как на уникальный природный феномен. Очень сложно найти в наше время практически не тронутые участки ковыльных степей, лесные территории предгорий с берёзовыми колками, зарослями можжевельника на каменистых склонах, реликтовыми формами растений и редкими видами животных. А склоны этой части хребта Ирендыка практически не были подвержены интенсивному хозяйственному использованию и благодаря этому сохраняют как свою первозданность и самобытность, так и целостность археологических и природных ландшафтных комплексов. Поэтому эту территорию должны изучать археологи, этнографы, историки, антропологи, музееведы, лингвисты, геологи, географы, геодезисты, геофизики, астрономы, металловеды, почвоведы, ботаники, зоологи, экологи и многие другие специалисты.

На данной территории впервые выявлен комплекс памятников каменного века, который в региональном масштабе является связующим звеном между синхронными памятниками Оренбургско-Казахстанских степей и Зауральско-Челябинским лесостепным кругом памятников. Отныне это позволяет достоверно реконструировать процесс появления и расселения древнего населения на территории Южного Урала, начала формирования и истоки современных этносов, культуру и технологию хозяйственного освоения региона.

Пока считается, что самые древние выявленные здесь памятники относятся к эпохе среднего палеолита, они имеют возраст около 100-35 тыс. лет и являются одними из самых ранних в Уральском регионе. Наиболее интересный памятник этого времени расположен на правом берегу р. Большой Уртазымки, недалеко от бывшей дер. Файзуллино. Это - мастерская каменной индустрии «Кызыл-Яр» [6. С. 13-14], образованная на естественном выходе яшмовых пород в виде вертикальной стены на краю горы. Древние люди приходили сюда, чтобы отколов кусок зелёной яшмы, изготовить из него тут же орудия труда, обработанные мелкими сколами (т.н. «ретушью»). Причём необходимо учесть, что культурный слой «Кызыл-Яра» с его каменными орудиями и их отходы производства относятся ко времени более древнему, чем рисунки пещеры Шульган-Таш (Каповая). Кроме этого мы ещё хотим отметить, что в 1996 г. в местечке «Сарыташ», на террасе площадки безымянного притока р. Карасаз к северо-западу от дер. Карышкино нами было собрано 19 каменных изделий из серо-зелёной яшмы: рубящее орудие, отбойники, призматические одноплощадочные нуклеусы, один нуклеус радиального скалывания и др. В 2003 г. на этой площадке был заложен шурф, находки из которого представлены многочисленными сколами, отщепами и скреблом. Этот памятник (местонахождение «Сарыташ-1в) относится к типу мастерских эпохи палеолита на выходах яшмовых галек [5. С. 58, № 179]. Его артефакты в основном относятся к эпохе среднего палеолита, но вот архаичность части найденных ранее предметов (грубые орудия больших размеров, от которых меньшими размерами отличаются орудия среднего палеолита), позволяет предположить, что они использовались ранее, ещё в эпоху нижнего палеолита [7. С. 88-93]. Ведь тогда получается, что первобытный человек появился у отрогов Ирендыка гораздо раньше, чем мы считали до сих пор … Но этот вопрос пусть решают специалисты-палеолитчики.

Многочисленные выходы яшм привлекали сюда людей не только в эпоху палеолита, но и в более поздние времена – в эпоху мезолита, неолита и энеолита. Разнообразные яшмовые сколы и заготовки каменных орудий, остроконечники, рубила, нуклеусы, наконечники стрел, скребла и скребки мы нашли практически на всей территории микрорайона. Они были обнаружены как на вершинах гор Балта-тау, Каинлы-Узяк и Утюльган, так и у их подножий, как в виде отдельных, так называемых «случайных находок», так и в составе культурного слоя многочисленных стоянках-мастерских на берегах рек и ручьев у естественных выходов яшм – это многочисленные местонахождения и стоянки у д. Карышкино, в местностях Долина и Улак у д. Баишево, в урочище Сарыкургу и т.д.

Поэтому, даже неудивительно, что здесь в эпоху мезолита (XII-VI тыс. до н.э.) появляются крупные мастерские по изготовлению каменных орудий, а находки микролитов на этой территории исчисляются сотнями. После периода позднего оледенения человек ищет новые способы обеспечения средств существования. Естественно, изменился и набор обнаруженных нами каменных орудий - это тонкие ножевидные пластины с очень острыми краями, появляются составные и вкладышевые орудия. От аналогов предыдущей эпохи отличаются и нуклеусы найденные на памятниках Баишевского археологического микрорайона (местонахождения Долина-1, Сарыташ-1в и др.) – они меньших размеров и имеют вид карандаша с гранями [5. С. 46, № 137; С. 58, № 179]. Но нас удивило другое: оказывается, что в эпоху мезолита начинается обмен изделиями, сначала между соседями, а затем и с обитателями более дальних краёв. Об этом свидетельствуют находки стоянки Кок-Тубе-1, исследованной на окраине ныне несуществующей д. Ибракгимово [5. С. 49, № 150]. В небольшом шурфе размером 4 x 2 м, глубиной всего 0,3 м было найдено 34 орудия, а путём простого сбора подъёмного материала по поверхности площадки памятника – ещё около 100 изделий из серой, зелёной, сургучной яшмы и кремня. Яшма то местного происхождения, а вот кремень появился на этой стоянке явно издалека!

Развитие микролитической техники привело к замене старых приёмов работы с камнем к его двусторонней обработке, шлифовке, пилению и сверлению, что свидетельствовало о переходе человека на новый этап каменного века – неолит (VI-V тыс. до н.э.). Население жителей края этого периода развивались на базе местных племён предшествующего времени, о чём свидетельствуют материалы той же стоянки Кок-Тубе-1. Они пришли на это же место и продолжили осваивать эту же территорию. Но теперь отличается технология изготовления их орудий: найденные нами ножевидные пластины, резцы, скребки и наконечники стрел имеют следы двусторонней ретуши. Кроме того, после тщательной обработки орудий остаётся иной набор отходов. Таким образом, только на этом одном памятнике (а их в микрорайоне известно несколько) можно проследить историю древних обитателей Ирендыка на протяжении нескольких тысячелетий! Теперь для археологов становится актуальной ещё одна проблема: места пребывания племён в этих краях в эпоху камня известны, а где же их погребения?

Представленная нами картина долго бы ещё не изменялась, если бы не появилась медь, что ознаменовало начало новой эпохи – энеолита (IV-III тыс. до н.э.). Стоянок этого времени в Башкортостане выявлено много и они были хорошо изучены. А вот единственное в Зауралье захоронение суртандинской культуры эпохи энеолита было выявлено нами в 1995 г. при раскопках Баишевского XIII курганного могильника [5. С. 45-46, № 136]. Погребальное сооружение представляло собой овальную каменную ограду, размерами 11,0 х 9,5 м, с входом внутрь ограды с восточной стороны. В центре курганы в могильной яме был обнаружен взрослый костяк. Среди костей находились кусочки охры, три костяных подвески и медная пронизка, а в углу ямы стоял сосуд яйцевидной формы, рядом были кремнёвый скребок и обломок медной пронизки. Мы хотим сказать, что нам очень повезло. Ведь исследование этого погребения позволяет впервые на реальном конкретном материале попытаться восстановить социальную градацию и религиозные воззрения местного населения этого хронологического периода. Эта новация свидетельствует о том, что в эпоху энеолита в степях современного Баймакского района формируется новый погребальный обряд – курганный. И далее, на долгие тысячелетия, курганы становятся одним из ведущих типов памятников на территории Зауралья. Однако носители этой новации были уже типичными скотоводами, очень подвижными и коммуникабельными. Они же и стали распространителями технологии металлургии из уральской меди, торговцами изделий из него. Разве же могли владельцы местонахождений Баймакской медной руды оставаться в стороне от процессов и новаций, происходящих на просторах Евразии?!

В III тыс. до н.э. на смену медно-каменному веку приходит эпоха бронзы. Сегодня на территории Баишевского археологического микрорайона известно несколько десятков памятников этого времени. Среди них – одиночные курганы Баишево XIX, Кынгыртау II и курганные могильники , состоящие из 2-14 насыпей - Баишево XIII, Карасаз III, Кок-Тубе II [5. С. 45-48, № 136,144. С. 49-50, № 151. С. 58, № 181. С. 65, № 207] и многие другие. Расположены они, как правило, на равнинных участках на берегах рек и устьях небольших ручьев в подгорных широких долинах восточного склона Ирендыка. Археологические данные свидетельствуют о том, что в эпоху бронзы здесь расселялись племена абашевской, срубной, алакульской и фёдоровской (для курганов которых характерно наличие сооружений в виде каменных колец и каменных ящиков в насыпи) культур. Как показали результаты рекогносцировочных раскопок, часть из курганов относится к погребальным сооружениям элитного слоя общества (значительные внешние параметры, размеры погребальных камер, богатство сопроводительного инвентаря.

Исследуя множество этих погребальных памятников, мы невольно стали задаваться вопросом – а где же поселения, в которых проживало это население? Ведь они вели полукочевой образ жизни, скотоводческо-земледельческое хозяйство [1. С.18-20], а поэтому у них должны быть и стационары. Нашли мы их поселки. Они расположены, как правило, в глубине долин Ирендыка, на берегах небольших горных рек, обеспечивая тем образом свою безопасность. Это неукреплённые поселения со следами жилищ впадин, такие как Баишево I, Бахтигареево I, Каинлы-Узяк III, Сарыташ I, Улак II, Файзуллино I и др. [6. С. 20].

Следующим открытием стало нахождение в 1996 г. нашей экспедицией первого на территории Республики Башкортостан укрепленного поселения эпохи бронзы Улак I так называемого «аркаимского типа», по своим конструктивным особенностям аналогичного известному в Челябинской области поселению Аркаим (круговая планировка, наличие внешнего вала, радиальное расположение жилищ). Этот памятник расположен в устье межгорной долины к северо-западу от д. Баишево, на террасе правого берега ручья Улак (правый приток р. Бол. Уртазымка) [5. С. 50, № 153]. Он отличается радиальным расположением жилищных впадин овальной формы (их зафиксировано 28), обнесенных по кругу остатками оборонительных сооружений - земляным валом диаметром 100 м, высотой до о,85 м и наружным рвом. Вход вовнутрь этой конструкции был с запада, с восточной напольной стороны к площадке поселения примыкает канава (дренажная?), соединяющаяся с руслом ручья, пересекающая вал, с другой стороны которого хорошо заметны следы обустроенного, выложенного камнями ещё в древности родника, обеспечивавшего жителей этого протогородища чистой водой.

Исследования позволили выявить некоторые конструктивные особенности памятника, обнаружить остатки жизнедеятельности древнего населения – более 50 фрагментов керамики срубной и алакульской культур, а также несколько фрагментов керамики синташтинской культуры заготовки пряслиц, кости животных, обломок каменного оселка, каменный пест, куски шлаки. Сейчас на Южном Урале известно несколько десятков объектов «аркаимского типа»], но вот поселение башкирского Зауралья Улак I по степени сохранности (его площадка хорошо задернована, никогда не распахивалась) и насыщенности культурного слоя превосходит многие свои аналоги [5. С. 50, № 153].

Также особый интерес представляют малоизученные пока памятники, связанные здесь с деятельностью горняков-металлургов эпохи бронзы. На вершинах и склонах небольших холмов с выровненной площадкой, расположенных в устьях и на берегах небольших ручьев заметны небольшие воронковидные, овальные и подпрямоугольные впадины, некоторые из которых имеют так называемый «выход». В результате разведочных исследований нами были обнаружены там скопления костей животных (расколотых и обожженных), золы, угольков и так называемых «всплесков» меди и бронзы, образующихся во время выплавки металла, мелкие обломки бронзовых и фрагменты керамики. Шурфы-выработки, сделанные в поисках медной или золотоносной руды, разбросаны по всей территории микрорайона. Наиболее известными и крупными по площади являются их пока безымянные местонахождения в долинках по берегам ручья Улак и некоторых его притоков, на р. Шурале, на р. Большая Уртазымка. По архивным документам стало известно, что эти месторождения разрабатывались в конце XIX – начале XX вв., именно на их основе и функционировал Уртазым-Горяевский (Шуралинский) прииск. Поэтому абсолютно справедливо считать, что начало этим изысканиям было положено еще 4-5 тыс. лет назад, а промышленники прошлого столетия, прикупавшие горные местности для устройства заводов и приисков, во многом ориентировались на уже известные «чудские» и «ордынские» копи. Мы не удивимся, что со временем на этой земле найдутся и будут изучаться специалистами и медеплавильные печи мастеров древности. Нашёл же Ю.А. Морозов такую печь при раскопках Тавлыкаевского поселения в Баймакском районе [1, С. 230, № 411].

На рубеже VIII-VII вв. до н. э. на смену бронзовому веку приходит эпоха раннего железа. Для большинства племён Евразии освоение металлургии железа даёт новый импульс, приводит к изменениям во многих областях их жизни (нарушаются прежние привычки бытования и этнокультурные связи – так же, как и в эпоху бронзы). Начиная с VII в. до н.э. территории вокруг Ирендыка стали местом обитания кочевников центрально-азиатского происхождения. По мнению археологов А.Х. Пшеничнюка, Р.Б. Исмагилова, В.Н. Васильева их расселение здесь связывается с племенами саков, дахов и исседонов, которые являются одной из групп савроматского мира. Это были ираноязычные племена скотоводов, которые господствовали в этот период на обширных пространствах Великого пояса степей от Причерноморья на западе до Алтая на востоке. На севере они граничили с угорскими лесными племенами Урала, имели прямые генетические контакты с кочевниками восточной Сибири и зауральским лесостепным населением, а на юге их влияние простиралось на государства Средней Азии – Иран, Парфию, Хорезм и др.

Об этих новациях свидетельствуют сравнительно небольшие по размерам каменные курганы, расположенные на вершинах гор и в подгорных долинах [5, С. 51-55] , которые содержат захоронения воинов. Раскопки этих курганов позволили выявить сложные каменные конструкции насыпей в виде купольных мавзолеев, в которых погребены люди в полном воинском снаряжении - с железными мечами-акинаками скифского типа (а чуть позднее – с длинными мечами, удобными для рубки прямо с коня) и копьями, с бронзовыми трёхгранными и трёхлопастными наконечниками стрел, в сопровождении глиняной посуды и со следами жертвоприношений. Среди них известны такие памятники как одиночный курган Майлыбай, цепочка одиночных курганов Долина, курганный могильник Юмаш-тау, курганы на склонах горы Кынгыртау и каменистый сырт, расположенный вдоль берега р. Ургаза в окрестностях д. Мансурово, который получил у нас название «Долины саков». Здесь выявлено более десятка каменных курганов, расположенных цепочкой на расстоянии около 3 км. Курганы представляют собой каменные округлые в форме насыпи, диаметром 6-10 м, высотой до 0,5 м, с уплощенной вершиной, которые расположены на выровненных скальных площадках отдельных отрогов сырта.

В IV в. до н. э. в окрестностях Ирендыка появляется новое население, связанное с индоиранскими кочевниками-сарматами. В это время в степях падение уровня воды в Каспийском и Аральском морях приводит к страшной засухе. Естественно, что спасаясь от голода и падежа скота, кочевники начинают искать новые экологические ниши. Поэтому они появились и у нас, но оставили уже совершенно другие памятники - большие земляные курганы, разбросанные в множестве по равнинным степным участкам в речных долинах микрорайона [6, С. 26]. Как правило, в подобных курганах по центру находится глубокая могильная яма с остатками от перекрытия, со следами огня. От предшественников отличается и инвентарный набор сарматов: в ходе раскопок находится много керамики, причём не только лепной, но и изготовленной на гончарном круге, которая является предметом импорта (кувшины, фляги). Стандартно много оружия – железные кинжалы и длинные мечи, а вот стрелы у них преобладают железные трёхлопастные черешковые.

Так они достаточно долго и осваивали окрестности Ирендыка, пока в IV в. н. э. не наступил период Великого переселения народов, связанного с началом активного формирования современного облика этнокультурной карты Южного Урала. Гуннская культура очень сильно влияла на всех обитателей степи и её окраин. Достаточно посмотреть на материалы из погребений раскопанных курганов Темясовского I могильника в Баймакском районе, Дежнёвского могильника в г. Уфе, Больше-Караганского могильника в Челябинской области и др. В них встречаются остатки больших луков т.н. «гуннского типа», новые типы бус, керамики, иные уздечные наборы и как «стандарт гуннской красоты» - деформированные яйцевидные черепа погребённых.

Только получается, что наши различные южноуральские кочевые группы копировали у гуннов (хуннов) многие элементы жизни, а вот погребальный обряд сохранили свой – курганный. Скажем честно – на территории Башкортостана нам пока не известно ни одного раскопанного классического гуннского погребального комплекса. Восточные хунны хоронили своих умерших в просторных глубоких могильных ямах, а на поверхности – подквадратная площадка с земляной или каменной обваловкой по периметру с выходом с южной стороны. В Забайкалье известен знаменитый некрополь Ильмовая Падь, где погребены тысячи хуннов под подобными выложенными камнями площадками. Мы пока не знаем – случайность это или закономерность, к северу от д. Баишево, у юго-восточного подножья горы Кынырташ, в 1990 г. А.Ф. Яминов нашёл каменную подквадратную площадку (12 х 10 м), с каменным выступом-тамбуром с южной стороны [5, С. 45, № 135]. Может это и есть тот самый, нам всем так нужный «зримый след гуннов»?!

Также, на данной территории известно 2 из 7 выявленных в южных зауральских районах РБ редких памятников - курганов «с усами»: X Баишевский курган [4, С. 70, № 302] и курган № 4 Баишевского XIII курганного могильника [5, С. 45, № 136], которые появляются здесь в результате более поздней миграционной волны центральноазиатского населения. Это дает новый материал и возможности для решения проблемы о времени и механизме тюркизации Южноуральского региона в период раннего средневековья.

Следующий хронологический пласт образует масса каменных курганов и выкладок периода позднего средневековья (XIII – XV вв.), относящихся к древностям Золотой Орды. Их исследование позволяет проследить процесс второй волны тюркизации региона, проникновения и распространения ислама в кочевой среде. Ценность этих памятников и в том, что большинство из них имеют аналоги в степях Казахстана, Приаралья и Южной Сибири. Это дает возможность рассмотреть пути и время их появления на Южном Урале, а также процесс формирования современных башкирских родоплеменных групп Зауралья на основе тюрко-монгольского симбиоза.

Список литературы:

1. Археологическая карта Башкирии. М., 1976.

2. Археологическая карта Казахстана. Алма-Ата, 1960.

3. Археологические памятники Башкортостана. Уфа, 1996.

4. Башкирская энциклопедия. Т. 1. М., 2005.

5. Каталог памятников археологии Башкирии. Уфа, 1982.

6. Свод археологических памятников Республики Башкортостан. Уфа, 2004.

Сведения об авторах

Яминова Светлана Александровна, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и культурологии, факультет информационных технологий и управления, Башкирский государственный аграрный университет. 450001, 50-летия Октября, д.34, каб.262. E-mail: yaminovas@rambler.ru

Аннотация

Баишевский микрорайон в Башкирском Зауралье является единственным подобного рода феноменом для Республики Башкортостан и Волго-Уральского региона в целом по степени концентрации памятников древнего населения, хронологии и научному потенциалу, заложенному в них. Древнее население имело здесь возможность ведения традиционного комплексного хозяйства, а это отражается в высокой концентрации археологических памятников различных эпох и многообразии их типов. Эта территория беспрерывно осваивалась, использовалась для жизни и ведения хозяйства от каменного века и до настоящего времени, что открывает широкие перспективы для этнокультурных и исторических реконструкций, для развития историко-культурного туризма.

© Яминова С.А.

UDK 902/904 (470.57)

Historical and cultural heritage of the Baymak region and possibility of its use for tourism development in Bashkortostan Republic

Key words: Baishevsky residential district, Bashkir Urals, archaeological monuments, natural phenomenon, high concentration of monuments, variety of types, the possibility of reconstruction, Historical cultural tourism.

Author personal details

Yaminova Svetlana Alexandrovna, candidate of History Sciences, associate Professor of the Department of Culture and History, Bashkir state agrarian University, 450001, 50 anniversaries of October, 34, 262. Tel. (347) 252-62-14. E-mail: yaminovas@rambler.ru

Annotation

Baishevsky residential district in the Bashkir Urals is the only phenomenon of this sort for Bashkortostan Republic and the Volga-Ural region on the whole on degree of concentration of monuments of ancient population, chronology and the scientific potential put in them. Ancient population had here possibility of maintaining traditional complex economy, and it is reflected in high concentration of archaeological monuments of various eras and variety of their types. This territory accustomed continuously, used for life and housekeeping from the Stone Age and so far what opens wide prospects for ethnocultural and historical reconstruction, for development of historical and cultural tourism.

References:

1. Archeological map of Bashkiria. М., 1976.

2. Archeological map of Kazakhstan. Alma-Ata, 1960.

3. Archeological monuments of Bashkortostan. Ufa, 1996.

4. Bashkir encyclopedia. V. 1. M., 2005.

5. Catalogue of archaeological monuments of Bashkiria. Ufa, 1982.

6. List of archeological monuments of Bashkortostan Republic. Ufa, 2004.

© Yaminova S.A.


Возврат к списку