Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: electronic_bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
26.02.2014

Л.М.Семенова УПРАЗДНЕНИЕ МИНИСТЕРСКОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ И СТРОИТЕЛЬСТВОМ В СССР

УДК 94 (47+57)

Л.М.Семенова

УПРАЗДНЕНИЕ МИНИСТЕРСКОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ И СТРОИТЕЛЬСТВОМ В СССР

Ключевые слова: отраслевая структура управления; территориальная структура управления; промышленные министерства; советы народного хозяйства; реорганизация; упразднение; децентрализация.

Региональная политика рассматривается сегодня как одно из приоритетных направлений госу­дарственного строительства, где проблемы социально-экономического и политического развития должны решаться в комплексе с обязательным учетом региональных и местных осо­бенностей.

В СССР попытки осуществления ор­ганизационных и экономических реформ, направленных на улучшение дея­тельности хозяйственной планово-директивной системы, предпринимались неоднократно. Тем не ме­нее, они не привели к ощутимой радикальной модернизации и серьезному по­вышению экономической эффективности. Анализ причин кризиса директивного управления имеет принципи­альное значение для хозяйственной практики и для исторического сознания.

Первым серьезным опытом послевоенного регионального хозяйствова­ния, когда местная власть получила некоторую самостоятельность, мы считаем период так называемой "оттепели" второй половины 1950-х - начала 1960-х гг.[1]. Именно в этот период была предпринята попытка осуществления государственной плановой децентрализа­ции управления экономикой в рамках территориальных органов – советов народного хозяйства. Одновременно упразднялась министерская система управления промышленностью и строительством.

В данной статье попытаемся рассмотреть процесс упразднения министерской системы управления промышленностью в СССР.

Уже в конце 1930-х гг. в советской индустрии обозначается тенденция централизации и отраслевой специализации, которая оказывала мощное воздействие на развитие организационных форм управления промышленностью. В СССР сформировалась широкая сеть отраслевых органов управления – народных комиссариатов (с 1946 г. министерств). Чем глубже шел процесс специализации, тем больше усиливалась централизация системы на всех уровнях. Поскольку в СССР в основе хозяйственного механизма лежала государственная система планового хозяйства, управлять народнохозяйственным комплексом из одного центра было бы невозможно без строго исполнительного ведомственного аппарата. Такой аппарат был создан и включал в себя систему отраслевых организационных структур, построенных по принципу линейной централизации с общим функциональным органом Госпланом СССР.

В годы войны сверхцентрализация управленческих функций позволила обеспечить быструю мобилизацию и рациональное использование всех ресурсов страны. Государственные деятели военного времени Н.А. Вознесенский, А.Г. Зверев, Н.К. Байбаков и другие в целом положительно оценивали значение усиления централизации системы управления в чрезвычайных условиях войны[2]. Директивная система управления безотказно сработала и обеспечила эффективное руководство экономикой.

В период послевоенного хозяйственного строительства в экономике СССР произошли глубокие качественные изменения. Послевоенные годы характеризуются быстрым ростом числа министерств с одновременным их разукрупнением. Увеличение численности министерств в этот период следует рассматривать не только как следствие роста промышленного производства, но и как потребность в более специализированном техническом руководстве отдельными отраслями промышленности. Требовалось проведение коренных пре­образований во всем народном хозяйстве с учетом требований научно-технического прогресса.

Несмотря на большие средства, отпускаемые на капитальные вложения, министерства и ведомства не смогли достичь плановых показателей. Удельный вес предприятий, не выполнивших годовых заданий, составил в 1951 г. - 31%, в 1953 г. - 40%. Свыше 1/3 промышленных предприятий за годы пятой пятилетки (1951-1955) не выполняли установленных для них государственных планов [3].

После смерти Сталина в 1953 г. начинается новый этап развития в ис­тории нашей страны. Судя по количеству и срокам принятых постановлений с марта 1953 года, преемники И.В. Сталина понимали, что экономическое положение страны является крайне неудовлетворительным. Новая власть была стеснена рядом обстоятельств, главным из которых следует признать сложившуюся структуру народного хозяйства с громадным преобладанием производства средств производства над всеми остальными секторами. Новые руководители страны не могли и не собирались ослаблять плановое централизованное начало. Следовательно мог­ли прибегнуть к весьма ограниченному набору средств административного и фискального характера для того, чтобы вывести народное хозяйство на новые рубежи. Это потом, позднее на XX съезде партии в 1956 г. Хрущев отметит, что "на первый план выдвигается экономическая сторона теории марксизма" и о "неблагополучном состоянии дел в области экономической науки" [4].

Отраслевая структура управления промышленностью включала в себя три типа органов: министерства общесоюзного, союзно-республиканского и республиканского значения. Они являлись административно-хозяйственными органами, сочетающими общее руководство определенной отраслью народного хозяйства и непосредственное управление подведомственными предприятиями.

В системе управления промышленностью сложилась громоздкая много­ступенчатая система со звеньями между министерством и предприятием: мини­стерство - главк - трест - предприятие. Работники местных органов управления оказывались заваленными многочисленными директивами, приказами мини­стерств, республиканских и областных организаций.

Организационные мероприятия в сфере управ­ления промышленностью и строительством получили свое дальнейшее развитие в совместных партийно-государственных постановлениях.

Первоначально был вновь запущен процесс слияния и разукрупнения союзных и союзно-республиканских министерств, начатый после войны. Об этом подробно в исследованиях Цикулина В.А., Коржихиной Т.П. и др. [5].

Затем попытались расширить права министерств СССР. Министерствам предоставлялось право самостоятельно утверждать структуру и штаты административно-управленческого персонала предприятий, строек, трестов, организаций, а также штаты главных управлений, управлений и отделов министерств. В области капитального строительства, финансирования и кредитования министрам предоставлялось право распределять между предприятиями, организациями и главными управлениями собственные оборотные средства, а также временно использовать свободные оборотные средства одних предприятий и отдавать их другим с возвратом на определенный срок, создавать резерв для оказания помощи предприятиям.

Далее приняты меры по упразднению 200 главных управлений, 147 трестов, 93 местных управления, 898 снабженческих организаций, 4,5 тыс. различных контор и других организаций, более 4 тыс. мелких структурных подразделений и сокращает более 450 тыс. человек [6]. Освобождаемых из административно-управленческого аппарата работников перевели на производство.

Расширили права союзных республик в управлении промышленностью. В течение 1954-1955 гг. более 11 тыс. предприятий было передано из союзного в республиканское подчинение. Если в 1950 г. число предприятий союзного значения составляло 67%, а республиканского и местного – 33%, то в 1955 г. 53% и 47% соответственно [7]. В связи с этим, некоторые союзные министерства были ликвидированы, а в союзных республиках возникли новые ведомства для руководства переданными предприятиями. В результате передачи ряда промышленных предприятий из республиканского (РСФСР) подчинения в ведение Совета Министров БАССР, возрос удельный вес промышленности местного подчинения. Доля продукции, выпускаемой промышленностью местного подчинения в общем объеме выпуска промышленной продукции по республике в 1956 г., составила 20,4% по сравнению с 14,5% в 1953 г. [8]. Эти мероприятия должны были повысить ответственность республик и местных органов за развитие хозяйства, способствовать приближению руково­дства промышленностью к производству, разгрузить центральные общесоюз­ные органы управления.

Параллельно с расширением полномочий союзных республик шел про­цесс рас­ширения прав директоров предприятий. Постановлением Совета Министров СССР от 9 августа 1955 г. им предоставлялась возмож­ность проявления инициативы. Директорам пред­приятий разрешалось (при согласии заказчика) изменять планы производства, но только в течение квартала. Предоставлялось также право в пределах плана по труду и численности служащих и ИТР самостоятельно изменять структуру, штаты цехов и отделов. Фонд директора (созданный еще в 1936 г.) был преобразован в фонд улучшения культурно-бытовых условий работников и совершенствования производства с сохранением, однако, регламентации направлений его использова­ния. Более существенных шагов не последовало. На­пример, согласно этому же постановлению предполагалось подготовить и ут­вердить положение о государственном предприятии. Но принято оно было совершенно в другой общественно-экономической ситуации.

Принятыми партийно-государственными постановлениями охватывался весь спектр хозяйственных отношений: между предприятиями и министерства­ми, центральными экономическими органами и региональными, отраслевыми органами и союзными республиками и т. д.

Определенные положительные сдвиги от вышеназванных мероприятий были. Темпы эко­номического роста в 1954-1956 гг. оставались по советским официальным данным высокими: объем валовой про­дукции в 1954 г. вырос по сравнению с предыдущим годом на 13%, в 1955 г. - на 12%, в 1956 г. - на 11% [9]. Альтернативные расчеты дают также впечатляющие цифры - 8,7% [10].

Показательный опыт деятельности республиканских министерств, распо­ложенных в промышленных зонах, давал возможность ставить вопрос о пере­движении структурных подразделений центральных министерств и ведомств к местам сосредоточения производства, т.е. к промышленным регионам.

К началу 1950-х гг. мир стоял на пороге научно-технической революции. В результате синтеза разноплановых процессов, как в мировом сообществе, так и внутри страны постепенно стали обрисовываться контуры новых задач по модернизации производства. Определенное стремление учесть важнейшие тен­денции мирового развития содержалось в докладе Н.А. Булганина на Пленуме ЦК партии 4 июля 1955 г. Он, в частности, заявил, что "мы стоим на пороге новой научно-технической и промышленной революции, далеко превосходя­щей по своему значению промышленные революции, связанные с появлением пара и электричества" [11].

В состоянии ли были министерства обеспечить должную производствен­ную базу для перехода к научно-индустриальной стадии развития и по-хозяйски распорядиться создаваемыми научно-техническим потенциалом стра­ны?

Ведомственные отраслевые структуры ориентировались на быстрое наращивание производства в ко­личественных параметрах. Благополучие министерства зависело от увеличения числа предприятий и капитальных вложений, а также от массы ресурсов, которые министерство держало в своих руках. Получение как можно большей доли инвестиций от государства, обеспечение доступа подведомст­венных предприятий ко всему спектру производственных ресурсов стали для министерств и ведомств ключевыми. Важнейшая сфера деятельности - воз­можность затратить ресурсы, не прибегая к постоянной помощи высших эше­лонов государственного управления и свести до минимума свою зависимость от других звеньев народного хозяйства. А это возможно только через организа­цию всего спектра хозяйственных связей в рамках ведомственной "скорлупы", что способствует формированию развитого "натурального хозяйства" путем создания вспомогательных производств, собственной строительной и транс­портной базы, своего сектора социальных услуг и т.п.

Для Башкирии это была про­блема использования добываемого вместе с нефтью газа, являющегося ценным химическим сырьем или комплексное использование ряда важнейших полез­ных ископаемых, например, медных руд. В Башкирии не выполнялся план разведочного бурения, планы введения новых производст­венных мощностей нефтехимической промышленности, по производству в угольной, цементной, металлургической промышленности [12].

Переходу к территориальной модели управления экономикой предшествовала острая критика министерской структуры, прежде всего официальная, далее подключилась пресса, ученые, хозяйственники.

Печать того времени дает богатый фактический материал по отрыву министерств и ведомств от низовых звеньев производства, крайне слабое знание условий, нужд и потребностей производства, неумение представить себе экономической ситуации в регионе, где располагались подчиненные им предприятия. В качестве противовеса бюрократической тенденции, неповоротливости аппарата, его оторванности от производственного процесса на местах предполагалось восстановить в полном объеме принцип демократического централизма в управлении народным хозяйством, дав больше экономической самостоятельно­сти региональным структурам власти.

С 1956 г. года функции оперативного управления предприятиями перешли в ве­дение Советов Министров СССР союзных республик и их министерств. В результате проведенной реорганизации к началу 1957 г. в стране ос­талось 23 промышленных общесоюзных министерства и Главное управление газовой промыш­ленности при Совете Министров СССР[13]. В их ведении находилось лишь 4,2% общего числа промышленных предприятий, где было занято 16,8% среднесписочной численности рабочих. Эти предприятия производили 13,2% общей валовой про­дукции промышленности. Союзно-республиканских министерств осталось 29. В подчинении союзно-республиканских министерств находились 86 одноимен­ных министерств союзных республик. Для сравнения отметим, что удельный вес промышленного производства, подведомственного союзно-республи­канским министерствам в общем объеме производства промышленных мини­стерств и ведомств, составлял по числу предприятий - 71,4%, среднесписочной численности рабочих - 72,5%, валовой продукции - 80,8% [14].

В Российской Федерации промышленные предприятия подчинялись 84 министерствам и ведомствам [15]. Предприятия Башкирии управлялись 25 министерствами СССР и РСФСР[16].

Но министерства продолжали подвергаться критике. В начале 1957 г. Н.С. Хрущев обратился в ЦК КПСС с за­пиской "Об улучшении руководства промышленностью и строительством", предварительно обсужденной и одобренной Президиумом ЦК.

Перед февральским Пленумом 1957 г. ЦК КПСС создал специальную комиссию в составе 49 человек. В нее вошли члены Президиума ЦК КПСС, секретари крайкомов и областных комитетов партии, министры. Комиссия за­нималась обсуждением записки Н.С. Хрущева. По результатам работы комиссии на февральский (1957 г.) Пленум ЦК КПСС был вынесен вопрос "О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством".

Альтернатива выглядела сле­дующим образом: либо идти в области организационных форм руководства промышленно­стью по линии еще большего дробления технического, экономического и адми­нистративного управления, создавая в центре все новые и новые специализиро­ванные отраслевые министерства и ведомства, либо искать другие формы управления народным хозяйством, полнее учитывающие особенности данного этапа развития.

Количественные параметры советской экономики изменились. К началу 1957 г. уровень промышленного производства, по сравнению с 1940 г., возрос почти в 4 раза. Количество промышленных предприятий и строек дос­тигло 200 тысяч. Резко возрос промышленный потенциал восточных районов (Урал, Сибирь, Дальний восток, Казахстан и Средняя Азия). К 1956 г. в восточных районах было сосредоточено более 2/3 добычи нефти, почти половина производства чугуна, выплавки стали и проката черных металлов[17]. Аппарат управления концентрировался в далекой Москве. Контроль со стороны хозяйственного аппарата министерств и ведомств за со­стоянием дел на производстве был подменен изданием различных циркуляров. По данным ЦСУ только в октябре 1956 г. из Москвы на периферию было от­правлено 5,5 млн. циркуляров[18].

По классификации промышленной статистики, принятой в 1944 г. и действовавшей в 1950-е гг., в это время в СССР насчитывалось более 290 отраслей промышленности. По Башкирии - примерно 200 [19]. Но эта классификация не отражала рост новых отраслей (газовую, производство желе­зобетонных конструкций, радиотехническую, искусственного волокна и т.д.). Еще большее дробление министерств и ведомств было невоз­можно. Руководство страны посчитало, что при существующей структуре управле­ния центральный аппарат министерств и ведомств отвлекал от непосредст­венного участия в производстве большое количество талантливых организаторов производства и ИТР в совершенстве знающих практику. В мае 1957 г. Н.С. Хрущев привел цифру численности аппарата союзных, союзно-республи­канских и республиканских министерств промышленного и строительного профиля. Она составила 850 тыс. человек, на содержание аппарата расходо­валось в год около 1 млрд. рублей [20].

Новая концепция базировалась на идее сочетания централизованного планового руко­водства народнохозяйственным комплексом и оперативного управления про­мышленными предприятиями в границах определенных экономических рай­онов через территориальные органы управления. Решение вопроса внесли на рассмотрение сессии Верховного Совета СССР.

Процесс выработки конкретных предложений проходил нелегко. Целый месяц после февральского (1957 г.) Пле­нума ЦК у партийных, государственных и хозяйственных руководителей имелся для того, чтобы высказать свои мнения. Затаились и министерства. Управляю­щий трестом "Шкаповнефтестрой" замечал, «что сказываться начала и работа аппарата Москвы (имея в виду министерства). Уже перестали звонить, переста­ли бумаги присылать. Каждый делает вид, что работает, думает, как бы остать­ся в Москве»[21].

30 марта 1957 г. публикуются тезисы доклада Н.С. Хрущева «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством» для всенародного обсуждения. В высказанных предложениях не стави­лись под сомнение целесообразность и необходимость реформы. Но в ходе обсуждения выражались серьезные опасения возможных экономических ослож­нений, прежде всего, местничества и сложности оперативного руководства большим количеством предприятий, принадлежащих к разным отраслям.

Одним из самых дискуссионных оказался вопрос территориальных гра­ниц экономических административных районов, в которых должны были дей­ствовать совнархозы. В тезисах доклада Н.С. Хрущева предлагалось взять за основу образования экономических районов сложившееся административно-тер­риториальное деление. Большим недостатком предшествующей отраслевой структуры управления промышленно­стью и строительством признавались ограниченные возможности местных партийных, советских и профсоюзных органов в руководстве хозяйственным строительством. Предполагалось повышение возмож­ности региональных партийных организаций и комитетов, также построенных по территориально-производственному принципу, непосредственно влиять на состояние дел на промышленных предприятиях. Модель обком КПСС - совнар­хоз казалась идеальной.

Начало радикальной перестройки управления было положено принятием 10 мая 1957 г. сессией Верховного Совета СССР Закона "О дальнейшем со­вершенствовании организации управления промышленностью и строительст­вом". Изменения вносились и в текст Конституции СССР.

В мае-июне 1957 г. в стране было образовано 105 экономических ад­министративных районов. В том числе, в РСФСР - 70, Украинской ССР -11, Казахской ССР - 9, Узбекской ССР - 4, в остальных союзных республиках по одному[22].

Высшим исполнительным органом государственного управления и руко­водства всем народным хозяйством оставался Совет Министров СССР. Однако, если ранее руководство предприятиями со стороны Совета Министров СССР осуществлялось через министерства и ведомства, то после введения Закона оно шло через Советы Министров союзных республик. Им подчинялись совнархозы, контролировавшие теперь подведомственные предприятия.

По Закону 10 мая 1957 г. реорганизация управления промышленно­стью и строительством должна была осуществиться до 1 июля 1957 г.

В общей сложности в СССР в короткие сроки упразднили 141 общесоюзное и со­юзно-республиканское министерство.

В соответствии с Законом, министерства должны были не позднее 1 июля 1957 г. передать совнархозам предприятия и организации г. с утвержденными заданиями по производству, капитальному строи­тельству, труду, себестоимости, поставкам, материально-техническому снабжению и др. До этой передачи министерства СССР обязывались выполнять свои функции по управлению и несли ответственность за работу предпри­ятий.

Распоряжением Совета Министров СССР для завершения работы, свя­занной с упразднением министерств, последним предоставлялась возможность оставлять временно, сроком до одного месяца, небольшие группы работников (от 10 до 25 человек). Позднее срок деятельности таких «ликвидационных групп» был продлен до сентября 1957 г.

Издавался целый ряд правительственных постановлений о передаче пол­номочий, переподчинении предприятий и организаций в ведение министерств союзных республик, Госплана РСФСР, совнархозов. В июле 1957 г., одними из первых, сообщили о передаче дел советам народного хозяйства и прекраще­нии своей деятельности Министерство станкостроительной и инструменталь­ной промышленности, Министерство тяжелой промышленности, Министерство тракторного сельскохозяйственного машиностроения. Одними из последних, в середине сентября 1957 года, окончили свою деятельность Министерство строительства предприятий металлургической и химической промышленности, Министерство строительства предприятий нефтяной промышленности, Мини­стерство строительства. Упразднение министерств и передача всех предпри­ятий и организаций в ведение новых территориальных структур в довольно сжатые сроки не могли обойтись без издержек. Сложность процесса усугубля­лась тем, что реорганизация в условиях плановой экономики осуществлялась в середине года, следовательно, проводилась в спешном порядке корректировка пла­новых заданий.

Конечно, перестройка управления затрагивала интересы, прежде всего, чиновников центральных министерств и ведомств. Как вспоминал назначенный в 1957 г. председателем Ленинградского совнархоза (а позже возглавивший Госплан СССР) В.Н. Новиков: "Подавляющее большинство министерств и их центральные аппараты не приветствовали такой реорганизации"[23]. На должности председателей совнархозов назначались, в основном, бывшие министры и их заместители с выездом из Москвы непосредственно в совнархозы. Министр машиностроения СССР Н.Н Смеляков возглавил Горьковский совнархоз, министр цветной металлургии СССР П.Ф. Ломако - Красноярский совнархоз, председатель Гос­плана СССР Н.К. Байбаков - Краснодарский совнархоз, первый заместитель министра общего машиностроения СССР В.Н. Новиков - Ленинградский совнархоз, руководитель Главного управления газовой промышленности А.Т. Шмарев - Татарский совнархоз, заместитель министра нефтяной промышлен­ности СССР В.С. Федоров - Башкирский совнархоз, министр угольной промышленности СССР А.И. Задемидко - Кемеровский совнархоз и т.д. На руководящие должности назначались также и местные кадры из числа директоров заводов и других ру­ководящих работников республик, краев, областей.

На руководителей министерств и ведомств была официально возложена персональная ответственность за своевременное прибытие и устройство в регионах, на предприятиях, работников, высвобожденных из аппарата управления упраздненных мини­стерств. Для них устанавливались единовременные пособия, льготы на проезд к новому месту работы с членами семьи, сохранение непрерывного стажа не более 3 месяцев, первоочередное предоставление жилплощади, выдача денеж­ных ссуд на строительство жилых домов и другие.

Постановлением Совета Министров СССР от 22 мая 1957 года "О трудо­устройстве работников, высвобождаемых из управленческого аппарата в связи с дальнейшим совершенствованием организации управления промышленности и строительством", председателю совнархоза предоставлялись права, установ­ленные для министра СССР, а руководителям отраслевых хозяйственных объе­динений - права начальников главных управлений министерств СССР.

Крайне болезненная процедура отъезда на периферию для министерских чиновников этим постановлением по возможности была смягчена. Тем более, что в скором времени, по мере налаживания нормального функционирования совнархозов и создания новых центральных вертикальных структур управления (Государственных отраслевых комитетов, республиканских СНХ, ВСНХ и т.д.), началось обратное движение этих кадров в столицу.

Председателем Башкирского совнархоза назначался человек с огромным опытом руководящей работы, первый заместитель министра нефтяной промышленности СССР Виктор Степанович Федоров (1912-1990 гг.). Он проработал в Башкирии только 8 месяцев. В своих воспоминаниях З.Н. Нуриев пишет, что «хотя проработал Федоров у нас недолго, след оставил заметный»[24].

Многие «москвичи» так и не привезли свои семьи в Уфу и проживали в гостиницах, надеясь вскоре уехать из провинции.

В истории деятельности Башкирского совнархоза особенно громким стало дело бывшего руководителя одного из московских главков, а затем заместителя министра авиационной промышленности. Прибывший на работу в Уфу, он "стремился, во что бы то ни стало вернуться в Москву, начал выдавать себя за работника неспособного, работал не в полную силу своих возможностей"[25]. «До­биваясь освобождения от занимаемой должности, он демонстрировал некомпе­тентность в вопросах производства». Обком вынес постановление об исключении человека из партии [26].

Регионы, разрабатывая организационную структуру будущих совнархозов, выполнили большую работу по переподчинению промышленных предприятий. Но впоследствии центр, уже в рамках органи­зационных единиц совнархоза, воспроизвел существующую ранее схему министерского управления - отраслевые главки и функциональные отделы. При проведении реформы управления важной стало подключение региональных партийных структур к процессу руководства эко­номикой. Положительным было то, что совнархозы, в отличие от министерских главков, находились от предприятий в непосредственной бли­зости и должны были осуществлять оперативное руководство. В регионы при­были квалифицированные работники упраздненных министерств и ведомств, имевшие опыт кадровой и хозяйственной работы. Их довольно недолгое пребывание, например, в Башкирии, позволило местным кадрам получить новые знания и навыки хозяйственной управленческой деятельности. В то же время обозначило проблему серьезной нехватки управленцев-хозяйственников на периферии. Любопытно, что положительные моменты развития экономики республики в 1950-1960-е гг. практически никогда не увязывались с созданием территориальной струк­туры управления – Башкирского совета народного хозяйства. А попытки усиления региональной самостоятельности официально осуж­дались и трактовались как "местничество" и "национальный сепаратизм".

Министерская система управления промышленностью и строительством была восстановлена в 1965 г. с одновременным упразднением советов народного хозяйства.

На февральском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС говорилось, "что орга­низационная структура управления промышленностью и строительством долж­на базироваться на сочетании централизованного государственного руководства и повышении роли местных органов в управлении хозяйством». В пар­тийно-правительственном постановлении об экономической реформе 1965 г. речь шла «об обеспечении наиболее правильного сочетания централизованного государст­венного планирования с широкой хозяйственной инициативой предприятий и о расширении права предприятий на основе полного хозрасчета...». Мы думаем, что деятельности отраслевых министерств до реформы 1957 г. была настолько острой и основательной, что возврат к отраслевой системе управления должен был под­крепиться комплексом не столько организационных, административных, сколько продуманных экономических мероприятий. Эти мероприятия стали ос­новой экономической реформы 1965 года.

Список литературы:

1. Семенова Л.М. Деятельность советов народного хозяйства по управлению промышленностью (на материалах Башкирской АССР). Дисс. …канд. ист. наук. Уфа.–2003.

2. Вознесенский Н.А. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М. – 1947; Зверев А.Г. Записки министра. М. – 1973; Байбаков Н.К. Сорок лет в правительстве. М. – 1993.

3. Булганин Н.А. О задачах по дальнейшему подъему промышленности и улучшению организации производства. М. – 1955. – С.51.

4. XX съезд КПСС. Стенографический отчет. М. – 1956. – Т.1. – С.113-114.

5. Цикулин В.А. История государственных учреждений СССР. 1936-1965гг. М. – 1966; Коржихина Т.П. История государственных учреждений СССР. М. – 1986.

6. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. 1917-1967 гг. М. – 1968. – Т. 4. – С.5-14.

7. Директивы ЦК КПСС и Советского правительства. – Т.4. – С.313.

8. ГКУ РБ ЦИА РБ. Ф.394. Оп.5. Д.551. Л.23.

9. Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов. 1917-1965 гг. Кн.2. – С.481, 496, 514.

10. Ханин Г.И. Динамика экономического развития СССР. Новосибирск. – 1991. – С.146.

11. О задачах по дальнейшему подъему промышленности, техническому прогрессу и улучшению организации производства. Доклад Н. А. Булганина на Пленуме ЦК КПСС 4 июля 1955 г. // Правда. – 1955. – 17 июля.

12. Советская Башкирия. – 1957. – 28 мая; Речь депутата С.И. Кувыкина на VI сессии Верховного Совета СССР // Советская Башкирия. – 1957. – 12 фев­раля.

13. Цикулин В.А. Указ. соч. – С.56.

14. Чаадаев Я.Е. Вопросы планирования народного хозяйства. М. – 1961. – С.53-54.

15. Правда. – 1957. – 8 мая.

16. Кузеев Р.Г. Формирование и развитие советского рабочего класса БАССР. Уфа. – 1975. – С.31

17. Достижения Советской власти за сорок лет в цифрах. М. – 1957. – С.87, 92.

18. Правда. – 1957. – 8 мая.

19. Материалы Уфимской городской научно-технической конференции. Уфа. – 1957. – С. 132.

20. Правда. – 1957. – 8 мая.

21. ГКУ РБ ЦАОО РБ. Ф.122. Оп.33. Д. 582. Л. 155.

22. Закон о дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством. М. – 1957. – С.5.

23. Новиков В.Н. В годы руководства Н.С. Хрущева. // Вопросы истории. – 1989. – № 1. – С. 108.

24. Нуриев З.Н. От аула до Кремля. Уфа. – 2000. – С.100.

25. ГКУ ЦАОО РБ. Ф.9292. Оп. 1 Д. 10. Л.30.

26. ГКУ ЦАОО РБ. Ф. 122. Оп.33. Д. 917. Л.22.

Аннотация

Проблемы социально-экономического и политического развития страны должны решаться в комплексе, с обязательным учетом региональных и местных осо­бенностей. В СССР неоднократно предпринимались попытки осуществления ор­ганизационных и экономических реформ, направленных на улучшение дея­тельности хозяйственной планово-директивной системы. Тем не ме­нее, они не привели к ее ощутимой радикальной модернизации. В период «оттепели» была предпринята попытка осуществить государственную плановую децентрализа­цию управления экономикой в рамках территориальных органов – советов народного хозяйства. Децентрализация управления выражалась первоначально в расширении прав союзных республик в управлении промышленностью, а затем в реорганизации 141 союзного и союзно-республиканского промышленного министерства. Их деятельность официально была признана оторванной от производственного процесса, нерациональной в отношении имеющихся в регионах ресурсов, забюрократизированной и неэффективной.

Сведения об авторе

Семенова Ленара Маузатовна, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и культурологии ФГБОУ ВПО Башкирский государственный аграрный университет. 450001, г. Уфа, ул.50-летия Октября, д.34. Тел. 228-06-17. E-mail: sufia2003@rambler.ru

© Семенова Л.М.

UDC 94 (47+57)

L.M. Semenova

ABOLITION OF THE MINISTERIAL SYSTEM OF MANAGING INDUSTRY AND CONSTRUCTION IN THE USSR

Key words: sectoral makeup of management; territorial makeup of management; industrial ministries; Councils of National Economy; reorganization; abolition; decentralization.

Author’s personal details

Lenara Mauzatovna Semenova, Candidate of Science, History, Head of the History and Culture Studies Chair, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education “Bashkir State Agrarian University”. 34, 50-letiya Oktyabrya Str., Ufa. 450001. Phone: (347) 228-06-17. E-mail: sufia2003@rambler.ru

Summary

Problems of social, economic and political development of the country should be solved as a whole with due regard to regional and local features. Several shots were taken to improve the work of the planned system through organizational and economic reforms in the USSR. Nevertheless, they didn’t result in any essential modernization. During the “defrosting” period an attempt was made to carry out the state planned decentralization of economy management within the framework of territorial bodies – Councils of National Economy. At first, management decentralization consisted in the expansion of the rights of the Union Republics in managing industry and then – in the reorganization of 141 Union and Union-Republican industrial ministries. It was officially proclaimed that they lost contact with the production process and that their activity was over-bureaucratic, not rational in regard to the regional resources, and non-effective.

References:

1. Semenova L.M. Dejatel'nost' sovetov narodnogo hozjajstva po upravleniju promyshlennost'ju (na materialah Bashkirskoj ASSR). Diss. kand. ist. nauk [Activity of Councils of National Economy in managing industry. Cand. hist. sc. diss.]. Ufa, 2003.

2. Voznesenskij N.A. Voennaja jekonomika SSSR v period Otechestvennoj vojny [Military economy of the USSR during the Patriotic war]. Moscow, 1947; Zverev A.G. Zapiski ministra [Notes of a minister]. Moscow, 1973; Bajbakov N.K. Sorok let v pravitel'stve [Forty years in government]. Moscow, 1993.

3. Bulganin N.A. O zadachah po dal'nejshemu pod#emu promyshlennosti i uluchsheniju organizacii proizvodstva [On the tasks of further raise of industry and improvement of production organization]. Moscow, 1955, p. 151 (in Russian).

4. XX s#ezd KPSS. Stenograficheskij otchet [XX CPSU Congress. Verbatim report]. Moscow, 1956, vol. 1, p. 113-114 (in Russian).

5. Cikulin V.A. Istorija gosudarstvennyh uchrezhdenij SSSR 1936-1965gg. [History of the USSR public offices. 1936-1965]. Moscow, 1966; Korzhihina T.P. Istorija gosudarstvennyh uchrezhdenij SSSR [History of the USSR public offices]. Moscow, 1986.

6. Reshenija partii i pravitel'stva po hozjajstvennym voprosam. 1917-1967 gg. [The Party and government decisions on economic issues. 1917-1967]. Moscow, 1968, vol. 4, p. 5-14 (in Russian).

7. Direktivy CK KPSS i Sovetskogo pravitel'stva. [Guidelines of the CPSU Central Committee and the Soviet Government]. Vol. 4, p. 313 (in Russian).

8. GKU RB CIA RB. F.394. Op.5. D.551. L.23. (In Russian).

9. Jekonomicheskaja zhizn' SSSR. Hronika sobytij i faktov. 1917-1965 gg. Kn.2 [Economic life of the USSR. Events and facts history. Book 2]. Pp. 481, 496, 514 (in Russian).

10. Hanin G.I. Dinamika jekonomicheskogo razvitija SSSR [Dynamics of the USSR economic development]. Novosibirsk, 1991, p. 146.

11. On the tasks of further raise of industry, technological progress and improvement of production organization. N.A. Bulganin’s report at the CPSU Central Committee plenary session. July, 4, 1955.Pravda, July, 17, 1955 (in Russian).

12. Sovetskaja Bashkirija Soviet Bashkirija, 1957, May, 28; Speech of deputy S.I. Kuvykin at VI session of the USSR Supreme Soviet. Sovetskaja BashkirijaSoviet Bashkirija, 1957, February, 12 (in Russian).

13. Cikulin V.A. Ukaz. Soch [Op. cit.]. P.56.

14. Chaadaev Ja.E. Voprosy planirovanija narodnogo hozjajstva [Issues of planning economy]. Moscow, 1961, p. 53-54 (in Russian).

15. Pravda, 1957, May, 8 (in Russian).

16. Kuzeev R.G. Formirovanie i razvitie sovetskogo rabochego klassa BASSR [Formation and development of the Soviet working class in the BASSR]. Ufa, 1975, p. 31.

17. Dostizhenija Sovetskoj vlasti za sorok let v cifrah [Achievements of the Soviet power for 40 years in figures]. Moscow, 1957, pp. 87, 92.

18. Pravda, 1957, May, 8 (in Russian).

19. Materialy Ufimskoj gorodskoj nauchno-tehnicheskoj konferencii [Materials of Ufa city scientific and technical conference]. Ufa, 1957, p. 132. (In Russian).

20. Pravda, 1957, May, 8 (in Russian).

21. GKU RB CAOO RB. F.122. Op.33. D. 582. L. 155 (in Russian).

22. Zakon o dal'nejshem sovershenstvovanii organizacii upravlenija promyshlennost'ju i stroitel'stvom [Law on further advance of the organization of industry and construction management]. Moscow, 1957, p. 5.

23. Novikov V.N. In the years of N.S. Hrushhev’s guidance. Voprosy istorii – Issues of history, 1989, no. 1, p. 108 (in Russian).

24. Nuriev Z.N. Ot aula do Kremlja [From aul to the Kremlin]. Ufa, 2000, p. 100.

25. GKU CAOO RB. F.9292. Op. 1 D. 10. L.30 (in Russian).

26. GKU CAOO RB. F. 122. Op.33. D. 917. L.22 (in Russian).

© Semenova L.


Возврат к списку