Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: electronic_bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
26.02.2014

А.Р. Хабибуллина «ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ?» К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ВОСТОЧНО-СЛАВЯНСКИХ ПЛЕМЕН

УДК 39.16(11/8)

А.Р. Хабибуллина

«ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ?»

К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ВОСТОЧНО-СЛАВЯНСКИХ ПЛЕМЕН

Ключевые слова: происхождение восточно-славянских племен; русские; белорусы; украинцы; Русь.

Среди известных мировых цивилизаций, воплотивших в себя достижения конкретного этноса или этносов на определенных исторических этапах развития, русской цивилизации принадлежит особое место. Оно было уготовлено ей уникальной исторической судьбой и феноменом развития культуры русского народа, основанной на синтезе и трансформации разнохарактерных традиций Запада и Востока, а так же восприятии культурных достижений оседло- земледельческого и кочевого миров Евразии.

Изучение происхождения и древнейшей истории славян представляет собой одну из наиболее сложных проблем в исторической науке. На ее решение направлены усилия разных специалистов-историков, археологов, лингвистов, антропологов, этнографов. Наибольшие споры возникают при определении территории формирования славян (их прародины), хронологических рамок сложения славянской общности, при решении вопросов славянского глоттогенеза, выяснении связей археологических культур со славянскими племенами и преемственности культур.

Начиная с XVIII века, на научном поприще, идут дискуссии на тему происхождения славянских племен – их прародина, хронологические рамки и т.д. Но, однако, согласие среди ученых не достигнуто и по сей день.

В XIX веке во всех трудах, которые касались древней истории древнерусского государства, всех дореволюционных российских ученых – историков рассматривалась норманнская теория.

Историк Н.Г.Устрялов выдвигал свою этногенетическую схему. По его мнению, при первом появлении в истории племя, ныне известное под именем славянского, в конце V века и в начале VI века по Рождеству Христову, многочисленными поколениями занимало пространство от Балтийского до Черного моря и Дуная, от Тисы до Одера и берегов Днепровских [24. С. 74].

Современники называли его Венедским, подразделяя на 3 главные поколения: на антов, которые жили на берегах Черного моря между устьями Днепра и Дуная; на славян, которые жили от Дуная до истоков Вислы и от Тисы до берегов Днестра; на венедов, которые обитали между Карпатскими горами и Балтийским морем.

История славянского имени, от его первого появления в истории и до образования в IX – X веке в нем государств Богемского, Сербского, Русского, Моравского, Польского и др., мало известна.

Поколение славян, которые были вытеснены с берегов Черного моря и Дуная аварами, и удалились к северо-востоку, в VIII веке, вероятно, заняли все пространство от Оки до Вислы, от Ладожского озера до Днепровских порогов. Какие народы обитали на этой территории до прихода новых поселенцев и как славяне там утвердились, с помощью оружия или других средств, не установлено достоверно [24. С. 77].

Это расширение территорий было следствием норманнского характера. Славяне могли признавать господство норманнов и жертвовать своей волей, но их национальность была неприкосновенной; а везде, куда бы ни приходили норманны, в Италии, Англии, во Франции, они быстро сливались с туземцами. Они служили для славян только звеном соединения.

Весьма интересна и генетическая схема С.Ф.Платонова.

Восточная ветвь славян на Днепр пришла скорее всего еще в VII веке, постепенно она расселялась и дошла до Верхней Оки и озера Ильменя [8. С. 78]. Из русских славян вблизи Карпат остались волыняне и хорваты (дужане и дулебы). Древляне, дреговичи и поляне основались на правом берегу Днепра и на правых его притоках [8. С. 79].

Вятичи, радимичи и северяне перевалили за Днепр и осели на его левых притоках, причем вятичи успели продвинуться даже до Оки. Кривичи вышли на север, на верховье Западной Двины и Волги, а словене заняли речную систему озера Ильменя. В своем продвижении вверх по Днепру, на северо-восточных и северных окраинах своих новых поселений, славяне приходили с финскими племенами в непосредственную близость и постепенно оттесняли их все дальше на северо-восток и север. В тоже время соседями славян на западе оказались литовские племена, отступавшие понемногу к Балтийскому морю перед напором славянской колонизации. Со стороны степей, на восточных окраинах, славяне много терпели бед от кочевых азиатских пришельцев. Позже северяне, поляне, вятичи и радимичи, которые жили в большой близости к степям, были покорены хазарами и вошли в состав Хазарской державы.

Так определялось соседство русских славян на первоначальном этапе. Список соседей русских славян необходимо дополнить литовскими и финскими племенами, славяне по отношению к ним чувствовали свое превосходство и держались воинственно.

Варяги так же являлись, можно сказать, прямыми соседями, но жили «за морем» и приходили к славянам «из-за моря». При условии тесного общения славян с варягами можно было бы ожидать большого влияния на славянский быт варяг. Но подобного влияния вообще было не заметно – знак того, что варяги в культурном отношении были не выше славян той эпохи.

Соловьев высказывал ряд суждений по вопросу о характере норманнского влияния на Русь, которые подрывали, в конечном итоге, корни

«норманнской теории». Он указывает справедливо, что варяги не стояли на ступенях общественной жизни выше славян и быстро с ними слились. Он также отмечает, что нельзя говорить о влиянии скандинавских языков на законодательство и язык славян, что князья, являвшиеся потомками Рюрика, не были уже чистыми норманнами. Доскональное изучение источников Соловьевым привело его к выводу, что вопрос о национальности варягов Руси теряет свою важность в нашей истории. Такова концепция С.М.Соловьева [15. С. 98-99].

Карамзин Н.М. в своей «Истории государства Российского» в первом томе в главе «О народах, издревле считавших в России. – О славянах вообще» описывает древнейший период русской истории. Согласно сообщениям римских и греческих писателей, он говорит, что «великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками» [4. С. 21].

Упоминая о венедах, скифах, гуннах, готах Карамзин приводил летописные известия о расселении восточных славян и делал вывод об их происхождении: «Ежели славяне и венеды составляли один народ, то предки наши были известны и грекам, и римлянам, обитая на юг от моря Балтийского» [4. С. 27].

Ключевский В.О. внес большой вклад в историческую науку. Он разделил историю нашей страны на 4 периода. Начало русской истории, или «днепровский», первый ее период, Ключевский связывает не с призванием варягов, а с военным союзом восточных славян, который существовал в VI веке на Карпатах. «Этот военный союз, - пишет историк,- и есть факт, который можно поставить в самом начале нашей истории: она и началась в VI веке на самом краю, в юго-западном углу нашей равнины, на северо-восточных склонах и предгорьях Карпат» [5. С. 110 - 111].

Военный союз в дальнейшем расселении распался на племена, те разложились на роды, а роды дробились на мелкие дворы. В связи с этим Ключевский фиксировал внимание «прежде всего на последствиях юридических, какими сопровождалось расселение восточных славян» [5. С. 114].

В конце XIX века при определении места расселения ранних славян, вместе с лингвистическими и историческими данными стали привлекаться материалы топонимики. Появляется примечательный труд А.Л.Погодина «Из истории славянских передвижений» [9], где он дает очерк истории славян на основе сведений древних авторов, начиная с первых веков нашей эры, в анализе речных названий автор предпринимает попытку дать рамки ранней славянской территории. Погодин пришел к выводу, что ранние славяне населяли территории Волыни, Подолья и Польши, где обнаруживается много славянских гидронимов. Славяне занимали эти области с глубокой древности вплоть до раннего средневековья, когда начиналось их широкое расселение.

По вопросу о происхождении собственно восточнославянских пле​мен заслуживают особого внимания взгляды А. А. Шахматова. Впервые свои взгляды он изложил в 1899 г. в статье «К вопросу об образова​нии русских наречий и русских народностей» [26]. В своей позднейшей ра​боте «Введение в курс истории русского языка», ч. I (1916 г.) [25] Шах​матов несколько уточнил свои взгляды. Он излагает следующим образом ход образования восточнославянских племен и народностей, поме​щая «первую прародину» всех славян в Прибалтику. Оттуда они, пос​ле ухода готов в III в., перешли на Вислу - свою «вторую прародину». Западная ветвь, отделившись, ушла на Запад, а восточно-южная дви​нулась на юг, в бассейн Дуная. Там произошло распадение на южную ветвь - склавинов, или словен, и восточную - антов, предков русских славян. Анты, спасаясь от аваров (VI в.), поселились на Волы​ни и в Киевщине, это была «колыбель русского племени, русская пра​родина». Что именно восточные словене заселили эту область, двигаясь с юга вверх по Днепру, Шахматов доказывает тем, что они дали назва​ние Десны («Дэснъ» - правый на древнеславянском языке) двум рекам - восточным (левым) притокам Днепра и Южного Буга, следовательно, эти реки были у них по правую сторону при их пересечении.

Переход части восточных славян на восточный берег Днепра был «первым раздроблением русской семьи»: восточнорусская ветвь переш​ла на Донец и Оскол; от нее же затем отделилась северная ветвь, за​селившая Северное Поднепровье, а оттуда и верховья Западной Двины, Ловати и Волги. На старых местах осталась только южная ветвь. Так образовались «все три ветви русского племени: Восточная, Северная, и Южная». [26 ]

Восточную ветвь составляли вятичи - предки южных великоруссов. Наречие их не известно, но Шахматов предполагает, что вятичи «ака​ли» и обладали фрикативными звуками (хотя «акание» засвидетельствовано до​кументально только с ХIV в.). Севернорусскую группу племен, осев​шую в верховьях Днепра, Западной Двины, Великой, Ловати и Волги, составляли кривичи и словене. Они столкнулись здесь с финнами и с западнословянским племенем радимичей и подверглись их влиянию. От кого-то из них они заимствовали «цоконие» (смену 2-ц) и «мазуракание» (замену шипящих свистящими). Шахматов принимает тут воз​можность и скандинавско-варяжского влияния. Южная ветвь, ос​тавшаяся в Среднем Приднепровье и Приднестровье, состояла из пле​мен: полян, древлян, бужан, хорват, уличией, тиверцев и северян. В их сплочении особенно крупную роль сыграл Киев и образование первого Русского государства. Эти племена - предки украинцев: ули​чи и тиверцы - южных или собственно украинцев, остальные – «север​ных малороссов». Но древляне, отделившись, перешли на север через Припять и соединились там с дреговичами, которых Шахматов, как и радимичей, считает западно-словянским племенем. В этом смешении они и составили основу белорусской народности. К ним примешались также и радимичи, еще раньше подвергшиеся влиянию восточнорусских вятичей. Таким образом, белорусский язык и белорусская народность представляют собой, по Шахматову, сложные соединения трех элемен​тов - восточнорусского (южновеликорусского), западнославянского (ляшского) и южнорусского (украинского). Здесь два наслоения: древнейшее – малорусское и позднейшее – южновеликорусское. [27]

Интересен взгляд Шахматова на происхождение великорусской на​родности. Она составилась из двух частей: «северно-русов» и «восточно-русов». Обособление одной от другой он относит к I тысячелетию. Соединение же их и образование единой великорусской народности - явление позднее, замечаемое не ранее конца ХШ в. Причиной его послужило образование нового крупного политического и культурного центра - Москвы. Шах​матов настойчиво подчеркивает, что единство великоруссов - не искон​ное, а позднейшее, что общевеликорусские черты языка представляют собой в большинстве новообразования. Одним из последствий сбли​жения северных и южных великоруссов было образование смешанной средневеликорусской диалектической группы во главе с московским говором.

Таковы в кратком изложении взгляды Шахматова на происхождение славянских народностей. Многие из положений Шахматова и сейчас представляют интерес. Но в целом его концепция, конечно, совершенно ус​тарела. Она, прежде всего, одностороння: Шахматов говорит только о происхождении и развитии языков, а не народов, а это не одно и то же. А самое главное - концепция эта основана на упрощенной схеме развития языков путем разветвления из единого «праязыка», который некогда занимал будто бы очень маленькую территорию («прародину»), откуда и распространился на всю теперешнюю область.

Любер Нидерле [ 7 ], соглашаясь в основном с Шахматовым, дает такую схему образования восточнославянских народов. По его мнению, не было абсолютного единства русского народа, но первоначально различия между племенами были очень слабы. В связи с принятием христианства в X в. культурная общность между ними еще более уси​лилась. Однако эти племена, исконно населявшие Среднее Поднепровье, делились на две группы – северную и южную. В VI - VII вв. между той и другой выдвинулась с запада третья группа племен, хотя тоже род​ственная по происхождению первым двум, но находившаяся под польским влиянием: это были родимичи, вятичи и дреговичи. Часть этих племен, именно вятичи, слились с северной группой (так образовались великоруссы), а другая часть - ро​димичи и дреговичи - составила основу белорусского народа. Таким образом, среди белорусов Нидерле, как и Шахматов, видит польский элемент. Южная группа племен - это предки украинцев. Концепция Нидерле, этого лучшего знатока славянских древностей, добросовестно​го и прогрессивного ученого, сохраняет большой интерес и для нас. Ее преимущество в том, что Нидерле подходит к проблеме не с узко​языковой точки зрения. Но и его взгляды не могут нас удовлетворить в полной мере.

По вопросам восточнославянского этногенеза в буржуазной науке следует некоторые наиболее обоснованные выводы:

1)​ восточнославянские народы составляют неотделимую часть славянского круга народов и вместе с западными и южными славянами входят в индоевропейскую семью народов;

2)​ они сформировались в Европе, а не пришли откуда-то из Азии;

3)​ они связаны историческими корнями с древними народами Восточной Европы.

Очень мно​го для исследований этногенеза восточнославянских народов сделала отечественная наука. Эта проб​лема была поставлена на совершенно новую методологическую почву. Это дало возможность прийти к принципиаль​но новой, гораздо более широкой концепции происхождения восточно​славянских народов.

Прежде всего, впервые прослежены глубокие исторические кор​ни восточного славянства на его территории - Восточно-Европейской равнине. Корни эти многие исследователи пытаются искать в этнони​мике и в языке. Возможно, что проверка подтвердит правильность сближения некоторых названий народов античной эпохи (сколоты, спо​ры, спалы и пр.) с названиями позднейших «склавов», «славов» и от​дельных славянских племен [23. С. 41 - 50]. Но в этой области ос​новная работа еще впереди.

Зато гораздо лучше прослежены глубокие исторические связи вос​точнославянских народов советскими археологами, такими, как А.В.Арциховский, Т.С.Пассек, В.И.Равцоникас, Б.А.Рыбаков, П.Н.Третья​ков и др. Непосредственными пред​ками восточнославянских народов были носители так называемой культуры «полей погребальных урн», господствовавшей в Южном Поднепровье и Поднестровье в первые века нашей эры.

Особенно существенное доказательство древности исторических корней славянство в Восточной Европе дает антропология. Советские антропологи (Г.Ф. Дебец, Т.А. Трофимова, Н.Н. Чебоксаров) устано​вили, что еще в эпоху неолита и в эпоху бронзы в Восточной Европе существовали расовые типы - не меньше трех, - занимавшие определен​ные ареалы и в последствии сохранившиеся в типах славян курганной эпохи. Таким образом, славянские племена первого тысячелетия нашей эры сформировались из древних аборигенных элементов, восходящих к неолиту.

Второе существенное положение, доказанное советскими исследователями, состоит в том, что ареал формирования восточного славянст​ва был значительно шире, чем это предполагалось раньше. Этот ареал охватывал не только Среднее Поднепровье, как полагали некоторые буржуазные ученые (например, Нидерле, а другие отрицали и это), но и весь бассейн Днепра до его верховьев, и области, расположенные дальше к северу и к востоку. Правда, вопрос о границах ареала, на котором протекал процесс восточнославянского этногенеза, остается не совсем ясным. Одни из советских ученых (П.Н.Третьяков [21] , Б.А.Рыбаков [10; 11 ]) считают, что и весь бассейн Верхней Волги и Оки включался в этот ареал; другие полагают, что Окско-Волжское междуречье было засе​лено восточными славянами лишь позже - во второй половине первого тысячелетия. Неясно также, насколько древним является славянское население на Нижнем Дону и в Приазовьи: одни исследователи (С.П.Толстов [19 ], В.В.Мавродин [6]) стоят на точке зрения его аборигенности, другие (М.И. Артамонов[1; 2) это отрицают. Но эти частные разногласия не устраняют единодушие советских ученых по основному и принципи​альному вопросу.

В третьих, принципиально важным тезисом советского учения об этногенезе является отрицание «чистого» как в расовом, так и в языковом и культурном отношениях, происхождения народов. Восточно​славянские народы сформировались на пестрой, разнородной этнической основе.

В них вошли различные расовые компоненты. В славянских курга​нах (X - ХIV в.в.) разных областей Т.А. Трофимова обнаружила не меньше 6 антропологических типов, из них 4 европеоидных и 2 монго​лоидных [22. С. 91 - 136]. Что касается языкового развития, то в русском и других восточнославянских языках прослеживается, по-видимому, и древние иранские, и кавказские, и финские элементы, не говоря уже о позд​нейших тюркских.

В этом смысле заслуживает серьезного внимания попытка академи​ка А.И. Соболевского по-новому решить вопрос о происхождении славян​ских языков и народов [12; 13]. На основании очень тщательного изучения индоевропейских языков и восточноевропейской топонимики Соболевский пришел к выводу, что в образовании славянских народов очень крупную роль сыграли ирано​язычные скифы, предшествовавшие славянам на занимаемых последними землях. От этих своих предшественников славяне заимствовали назва​ния рек, озер и рек и пр. Мало того, сами славянские языки произошли, по мнению Соболевского, из слияния двух языков, принадлежавших к двум разным ветвям индоевропейской семьи; один из этих языков (характеризовавшийся сохранением древнего звука «с») относился к балтийской ветви, другой (где древнее «с» перешло в «х») - к иранс​кой, - это были и скифы. Вот почему, - полагает Соболевский, - в славянских языках встречаются в равной мере и слова с древними «с» и слова с «х», тогда как в других индоевропейских языках отдается предпочтение либо одному, либо другому из этих звуков. Наконец, Соболевский считал, что многие из древнеславянских племен были по происхождению ни кем иными, как ославяненными скифами, сохранивши​ми при том свои скифские (иранские) названия.

Наконец, в четвертых, крупным достижением отечественной науки является то, что она не замыкает процесс этногенеза восточнославянских народов узкими географическими и этническими рамками. Этот процесс происходил на фоне широких культурно-исторических связей. Связи эти шли как в сторону Запада и Северо-Запада (с Прибалтикой, западными славянами, Центральной Европой), так и в сторону Юго-Запада (античный средиземноморский мир, Византия, Южные славяне) и юго-востока (Кавказ, Средняя Азия). Последние юго-восточные связи проследил наиболее обстоятельно С.П. Толстов [16 - 19].

Из более частных вопросов, связанных с интересующей нас проб​лемой, надо отметить теории, для преодоления ко​торых много сделали отечественные ученые: а именно «готскую» и «норманнскую» теории.

О готах существовало мнение, что они принесли с собой в III - IV в.в. в Восточную Европу более высокую культуру, повлиявшую на развитие местных, в том числе славянских племен. Это старались до​казать особенно немецкие ученые. Советские археоло​ги показали, что «готская эпоха» в Приднепровье пред​ставлена древностями, отнюдь не чуждыми, не иноземными, а состав​ляющими дальнейшее развитие местных культур. Кто бы ни были по про​исхождению готы, во всяком случае их вторжение нисколько не нару​шило нормального хода культурного развития местных племен.

Подобной же критике подверглась и «норманнская» тео​рия. Последнюю иногда сводят к вопросу о происхождении термина «Русь». По существу же и историками, и археологами установлено с полной бесспорностью, что норманны - варяги не оказали и не могли оказать сколько-нибудь заметного культурного влияния на славянские племена. Влияние, конечно, было, но оно было поверхностно, захваты​вало быт только господствующей верхушки, и кратковременно, ибо при​шельцы - варяги, откуда бы они ни были родом, очень скоро совершенно ославянились: уже князь Святослав был вполне славянин, а при Влади​мире и в составе княжеской дружины осталось мало варяжских элемен​тов.

К сожалению, этнографы сделали для решения проблемы этногенеза восточнославянских народов гораздо меньше. Из немногих имеющихся по этому вопросу работ необходимо отметить исследования С.П. Толстова. В своей статье «К проблеме аккультурации» (1930 г.) [16] он очень удачно использовал этнографический материал для выяснения некоторых вопросов происхождения и развития культуры славянских и других на​родов Восточной Европы. Он показал, что еще за долго до образова​ния славянских, финнских и других языков здесь существовали опреде​ленные культурно-географические провинции: одна северная, тяготев​шая к Прибалтике, другая более южная, связанная со Средним Поволжьем и Прикамьем. Черты «северного» типа до сих пор сохраняются в типах построек, одежды и пр., общим северным великорусам с финнскими на​родами Европейского Севера - карелами, вежами, коми; черты же «южного» типа вошли в культурный облик современных народов Поволжья - мордвы, чувашей и др.

Следует отметить также некоторые работы Д.К. Зеленина, имеющие отношение к вопросам восточнославянского этногенеза. Но они ка​саются лишь более поздних этапов этого процесса. Особенно интерес​на его книга «Великорусские говоры» (1913 г.) [3], где тщательно про​слеживается история заселения отдельных губерний и уездов, и исто​рия формирования областных типов великорусского населения.

Между тем материалы этнографии могут оказать существенную помощь в изучении ранних этапов славянской истории. Однако огромнейшие данные, которыми располагает эта наука, данные, собранные на протяжении двух последних столетий по самой различной методике, специалистами и неспециалистами, научно не обработаны и не систематизированы.

Аннотация

В данной статье делается попытка обрисовать вопрос о происхождении славян с различных точек зрения археологов, лингвистов, этнографов XIX – первой половины XX вв., работавших над проблемой происхождения славян.

Хабибуллина Айгуль Рафкатовна, доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой регионоведения Института управления и безопасности предпринимательства ФГБОУ ВПО Башкирский государственный университет. 450000, г. Уфа, ул. Губкина, 10 б., каб. 204-1. Тел.: +7 (927) 938-08-45. E-mail: khabibullina-ar@mail.ru

Список литературы:

1.​ Артамонов М.И. Происхождение славян. Венеты, склавены и анты // / История СССР с древнейших времен до образования древнерусского государства / Под общей редакцией М.И.Артамонова. Кн.П. М.,Л.: Изд-во АН СССР, 1939. С. 202-213.

2.​ Артамонов М.И. Спорные вопросы древнейшей истории славян и Руси / КСИИМК. 1940. - Вып. 6. С. 3-14.

3.​ Зеленин Д.К. Великорусские говоры с неорганическим и непереходным смягчением задненебных согласных в связи с течениями позднейшей великорусской колонизации. Издание Отделения русского языка и словесности Императорской Академии Наук. СПб., 1913. – 562 с.

4.​ Карамзин Н.М. История государства Российского. - Т. 1. - М., 1955.

5.​ Ключевский В.О. Сочинения: В 8 Т., Т. 1. - М., 1959.

6.​ Мавродин В.В. Образование древнерусского государства. - Л.: Ленинградский государственный университет, 1945. - 430 с.

7.​ Нидерле Л. Славянские древности. Пер. с чеш. Т. Ковалева и М. Хазанов. - М.: Культурный центр "Новый Акрополь", 2010.

8.​ Платонов С.Ф. Курс лекций по Русской истории. М., 1988. С. 78, 79.

9.​ Погодин А.Л. Из истории славянских передвижений. М.: Тип. Лопухина, 1901. - 186 с.

10.​ Рыбаков Б.А. Первые века русской истории. - М.: Наука, 1964.

11.​ Рыбаков Б.А. Рождение Руси. М.: "АиФ Принт", 2003. 447 с.

12.​ Соболевский А. И. История русского литературного языка / Изд. подготовил А. А. Алексеев; отв. peд. B. И. Борковский. - Л.: Наука, 1980. - 194 с. и др.

13.​ Соболевский А. И. Русско-скифские этюды // Отд. оттиск из ИОРЯС РАН. Тт. XXVI и XXVII. — Л., 1924;

14.​ Соболевский А. И. Этимологические заметки: По поводу "Славянского этимологического словаря" Э. Бернекера // Slavia. 1927. Roč. 5. Sv. 3. С. 448–449;

15.​ Соловьев С.М. История России с древнейших времен. - Кн. 1, Т.1. - М., 1959.

16.​ Толстов С.П. К проблеме аккультурации // Этнография. - 1930. - № 1-2. - С. 63-87.

17.​ Толстов С.П. Некоторые проблемы всемирной истории в свете данных современной исторической этнографии // ВИ. 1961. - №11. - С.107-118.

18.​ Толстов С.П. Основные теоретические проблемы современной советской этнографии // Советская этнография. 1960. № 6. С. 10-21;

19.​ Толстов С.П. Предыстория Руси (палеоэтнографические этюды) // Советская этнография. Сб. статей . VI-VII. М.-Л., 1947. С. 39-59.

20.​ Третьяков П.Н. Северные восточно-славянские племена. Вопросы этногонии северных славянских племен. МИА, 1941.

21.​ Третьяков П.Н. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. - М.: Наука, 1966.

22.​ Трофимова Т.А. Кривичи, вятичи и славянские племена Поднепровья по данным антропологии // Советская этнография. - 1946. - № 1. - С. 91-136.

23.​ Удальцов А.Д. Племена Европейской Сарматии II в. н. э. // Вопросы Этногенеза. - № 1. – 1946. - С. 41-50.

24.​ Устрялов Н.Г. Русская история. Ч. 1. СПб, 1838.

25.​ Шахматов А.А. Введение в курс истории русского языка. Ч. I. Исторический процесс образования русских племен и русских народностей. Пг., 1916.

26.​ Шахматов А.А. К вопросу об образова​нии русских наречий и русских народностей. // ЖМПН. - СПб., 1899. - № IV.

27.​ Шахматов А.А. Очерк древнейшего периода истории русского языка: (Энциклопедия славянской филологии. Вып.2). - Пг., 1915.

Хабибуллин А.Р.

UDC: 39.16(11/8)

A. R. Khabibullina

“WHERE DOES LAND OF RUSSIA ORIGINATE FROM?”

ON THE QUESTION OF GENESIS OF EASTERN SLAVONIC TRIBES

Key words: genesis of eastern Slavonic tribes; the Russians; the Ukrainians; the Belorussians; Rus.

Author’s personal details:

Khabibullina Ajgul' Rafkatovna, Doctor of Science, History, Professor, Head of the Regional Studies Chair, Institute of Entrepreneurship Management and Safety, Bashkir State University. 10 d, Gubkin Str., Ufa, 450000. Phone: +7 (927) 938-08-45. E-mail: khabibullina-ar@mail.ru.

Summary

An attempt to feature the genesis of Slavs from the points of view of archaeologists, linguists and ethnographers of the XX century and of the first part of the XX century is made in the article.

References:

1.​ Artamonov M.I. Genesis of the Slavs. Istorija SSSR s drevnejshih vremen do obrazovanija drevnerusskogo gosudarstv – USSR history since earliest times up to the formation of the Old Russian state, 1939, p. 202-213 (in Russian).

2.​ Artamonov M.I. Controversial issues of the earliest history of the Slavs and Rus.KSIIMK, 1940, issue 6, p. 3-14 (in Russian).

3.​ Karamzin N.M. Istorija gosudarstva Rossijskogo [History of the Russian state]. Moscow, 1955, vol. 1, pp. 21, 27.

4.​ Kljuchevskij V.O. Sochinenija: V 8 T., T. 1 [Works. In 8 vol. Vol. 1]. Moscow,1959, pp. 110-111,114.

5.​ Mavrodin V.V. Obrazovanie drevnerusskogo gosudarstva [Formation of the Old Russian state]. Leningrad, 430 p.

6.​ Niderle L. Slavjanskie drevnosti. Per. s chesh. T. Kovaleva i M. Hazanov [Slavonic antiquities. Transl. from Czech by T. Kovalev and M. Hazanov]. Moscow, Kul'turnyj centr “Novyj Akropol” Publ., 2010.

7.​ Platonov S.F. Kurs lekcij po Russkoj istorii [Course of lectures on Russian history]. Moscow, 1988, pp. 78, 79.

8.​ Pogodin A.L. Iz istorii slavjanskih peredvizhenij [From the history of Slavonic migrations]. Moscow, Tip. Lopuhina Publ., 190, 186 p.

9.​ Rybakov B.A. Rozhdenie Rusi [Birth of Rus]. Moscow, “AiF Print”, 2003, 447 p.

10.​ Rybakov B.A. Pervye veka russkoj istorii [The first centuries of the Russian history]. Moscow, Nauka Publ., 1964.

11.​ Shahmatov A.A. Ocherk drevnejshego perioda istorii russkogo jazyka: (Jenciklopedija slavjanskoj filologii. Vyp.2) [Outline of the earliest period of the Russian language history: (Encyclopedia of Slavonic philology). Issue 2]. Pg., 1915.

12.​ Shahmatov A.A. On the question of formation of Russian dialects and Russian nationalities. ZhMPN, 1899, no. IV (in Russian).

13.​ Shahmatov A.A. Vvedenie v kurs istorii russkogo jazyka. Ch. I. Istoricheskij process obrazovanija russkih plemen i russkih narodnostej [Introduction into the course of the Russian language history. P.I. Historical process of the formation of Russian tribes and Russian nationalities]. Pg., 1916.

14.​ Sobolevskij A. I. Russko-skifskie jetjudy [Rusian-Scythian essays]. Leningrad, 1924, reprint from IORJaS RAN, vol. XXVI, XXVII.

15.​ Sobolevskij A. I. Etymological notes: Concerning “Slavonic etymological dictionary” by E. Berkner. Slavia – Slavia, 1927. Roč. 5. Sv. 3, p.. 448–449 (in Russian).

16.​ Sobolevskij A. I. Istorija russkogo literaturnogo jazyka [History of the Russian literary language]. Prepared for publ. by A. A. Alekseev; B. I. Borkovskij ed. Leningrad, Nauka Publ., 1980, 194 p.

17.​ Solov'ev S.M. Istorija Rossii s drevnejshih vremen [History of Russia since earliest times]. Moscow, 1959. Book 1, vol. 1, pp. 98 – 99.

18.​ Tolstov S.P. On the problem of acculturation. Jetnografija – Etnography, 1930, no. 1-2, p. 63-87 (in Russian).

19.​ Tolstov S.P. Pre-history of Rus (paleoethnographic essays). Sovetskaja jetnografija –Soviet ethnography. Collection of articles. VI-VII. Moscow-Leningrad, 1947, p. 39-59.

20.​ Tolstov S.P. Main theoretical problems of modern Soviet ethnography. Sovetskaja Jetnografija – Soviet Ethnography, 1960, no. 6, p 10-21 (in Russian).

21.​ Tolstov S.P. Some problems of the world history in light of modern historic ethnography. VI, 1961, no. 11, p. 107-118 (in Russian).

22.​ Tret'jakov P.N. Severnye vostochno-slavjanskie plemena. Voprosy jetnogonii severnyh slavjanskih plemen [Northern Eastern-Slavonic tribes. Questions of Northern Slavonic tribes’ ethnogeny]. MIA, 1941, pp. 22-26.

23.​ Tret'jakov P.N. Finno-ugry, balty i slavjane na Dnepre i Volge [Finnes-Ugres, Balts, and Slavs in the Dniepre and Volga regions]. Moscow, Nauka Publ., 1966.

24.​ Trofimova T.A. Krivichi, Viatichi and Slavonic tribes of the Dnieper area by anthropologic data. Sovetskaja Jetnografija – Soviet Ethnography, 1946, no.1, p. 91-136 (in Russian).

25.​ Udal'cov A.D. Tribes of European Sarmatia of II c. AD. Voprosy Jetnogeneza –Questions of Ethnogenesis, 1946, no. 1, pp. 41-50 (in Russian).

26.​ Ustrjalov N.G. Russkaja istorija. Ch. 1 [Russian History. P. 1]. Saint-Petersburg, 1838, pp. 74, 77.

27.​ Zelenin D.K. Velikorusskie govory [Great Russian dialects…]. Saint-Petersburg, 1913.

© Khabibullina A.R.


Возврат к списку