Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: electronic_bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
30.09.2013

А.Н. Беляев К ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ НЕМЕЦКИХ ТОПОНИМОВ

УДК 811.112’373.21

А.Н. Беляев

К лингвистической характеристике немецких топонимов

Ключевые слова: географические названия; апеллятив; словообразование; топооснова; топофорант; этимология

Интерес к именам собственным (ИС) как в плане сугубо лингвистическом, так и экстралингвистическом никогда не ослабевал. В центре исследований остаются проблемы положения ИС в языковой системе, типы ИС и критерии их отграничения от характеризующих знаков (нарицательных имён), характер семантики индивидуализирующих слов, сфера преимущественного обслуживания [1-3]. Не оставлены в стороне от исследования разные классы географических названий – топонимы.

В немецкой научной лингвистической литературе вопросам топонимики уделяется достаточное внимание. Целый ряд учёных специально посвящают свои работы изучению, разбору, расшифровке и анализу географических названий немецкоязычных стран. В Германии, Австрии и Швейцарии, где за последние десятилетия появилось много интересных топонимических исследований (см. информационную ономастическую серию «Namenkundliche Informationen»), наиболее прочно установившимся направлением, давшим ощутимые научные результаты, является этимологическое изучение топонимов в тесной связи с историей поселений. Это вполне закономерно, так как топонимы, сохраняясь многие века, а нередко и тысячелетия, переживают не только тех, кто их создал, но и сам язык, на котором они возникли. А так как они возникали не случайно, то служат драгоценными свидетелями прошлого. В топонимах отражаются древнейшие фонетические и морфологические явления языка, не засвидетельствованные историческими источниками. В них можно найти данные, подтверждающие выводы сравнительно-исторического языкознания, полученные на материале имён нарицательных на том или ином этапе развития языка [4. С. 10].

Цель данной статьи заключается в том, чтобы в какой-то мере систематизировать накопленный за долгую историю Германии богатейший материал по немецкой топонимике, содержащийся в самых разнообразных источниках, выбрать из него наиболее существенное и наметить пути перспективного изучения немецких географических названий. Последнее возможно, как нам кажется, на основе комплексного совмещения результатов, полученных в тех отраслях знания, которые смыкаются в топонимике.

Говоря о грамматической характеристике немецких топонимов, следует указать на то, что один из продуктивных способов образования немецких топонимических названий – словосложение. Большинство немецких топонимов представляют собой сложные слова [5. С. 15]. Помимо него наблюдается лексико-семантический способ образования, т. е. переосмысление, например, населённый пункт Berg (der Berg – ‘гора’) и т. д.

В основе каждого топонимического названия, которое возникает посредством словосложения, лежит синтаксический способ образования. Соотношение соединяемых слов в сложном топониме носит часто подчинительный характер. Среди сложных немецких топонимов большинство – двусоставные названия, представляющие:

1) атрибутивную связь двух имён существительных – первое выступает в функции определения, второе – определяемого, т. е. определение стоит перед определяемым. Например: Fischbach (der Fisch ‘рыба’, der Bach ‘ручей’ = ‘Рыбный ручей’); Falkenstein (der Falken ‘сокол’, der Stein ‘камень’ = ‘Соколиный камень’); Waldsee (der Wald ‘лес’, der See ‘озеро’ = ‘Лесное озеро’) и т. д.;

2) сочетание имени прилагательного с именем существительным:

а) прилагательные, выражающие величину предмета: groß ‘большой’, klein ‘маленький’, стоят перед существительным. Например: Groß(en)dorf (groß ‘большой’, das Dorf ‘деревня’ = ‘Большая деревня’); Kleinburg (klein ‘маленький’, die Burg ‘замок’ = ‘Маленький замок’); Michelstadt (из ср.-в.-нем. michil ‘большой’, die Stadt ‘город’ = ‘Большой город’);

б) качественные прилагательные, выражающие отношения свойств и качества предметов, стоят также перед существительными. Например: Schwarzwald (schwarz ‘белый’, der Wald ‘лес’ = ‘Чёрный лес’); Weißwasser (weiß ‘белый’, das Wasser ‘вода’ = ‘Белая вода’); Grünstadt (grün ‘зелёный’, die Stadt ‘город’ = ‘Зелёный город’);

в) сочетание имени числительного, которое выступает как определение, с именем существительным – определяемым, например, Siebengebirge ‘семь гор’ (sieben ‘семь’), Zweibrücken ‘два моста’ (zwei ‘два’) и т. п.

Среди сложных топонимов встречаются такие, которые представляют собой усложнённый тип определительных сложных топонимов. Многочленный топоним, как и двучленный, состоит из двух частей: определителя и основного слова, однако одна из этих частей (а иногда и та, и другая) в свою очередь является сложным словом. Простейшим видом многочленных топонимов являются географические названия, состоящие из трёх основ: Rheindürckheim, Mainstockheim, Kornwestheim. Определитель в трёхчленном топониме может стоять после определяемого слова. В этом случае он несёт главное ударение, например, Münster'maifeld, Kirchheim'bolanden, Berlin-'Wilmersdorf, Sachsen-'Altenburg и т. д.

Раскрытие природы немецких сложных топонимов представляет собой лингвистический интерес для изучения образования сложных слов в немецком языке, когда соотношение компонентов носит подчинительный характер. Сложные топонимы, как видим, представляют собой своеобразные синтаксические образования, которые отличаются от свободных синтаксических образований или словосочетаний, существующих в языке. Эти отличия заключаются в следующем. Во-первых, в топонимах невозможна синонимическая замена компонентов, входящих в их состав, так как при замене получается другое название; во-вторых, в них невозможна перестановка слов, так как при перестановке компонентов получается другое название; в-третьих, их невозможно разложить на синтаксические сочетания, в отличие от нарицательных сложных слов, ср. Altbach – *Alter Bach, Schwarzmarkt и Schwarzer Markt [6].

Разложимость немецких топонимов даёт возможность выявить их лексический состав. Лексические элементы, из которых состоит большинство немецких топонимов, в основном – нарицательные слова, например, Berg ‘гора’, Tal ‘долина’, Werder ‘речной остров’, Bach ‘ручей’, Brunn ‘колодец’, Feld ‘поле’, Haus ‘дом’, Hof ‘двор’, Dorf ‘деревня’, Stadt ‘город’ и многие другие [7. С. 275].

Апеллятивы, входящие в состав топонимических названий, отличаются от соответствующих слов, употребляемых в языке вообще. Этих отличий несколько. Во-первых, входя в состав топонима, они становятся однозначными, так как употребляются только в одном определённом контексте, или вернее, вне контекста. В языке же это слово, в зависимости от контекста, приобретает многозначность. Во-вторых, нарицательные слова, входящие в состав топонимов, становятся в некотором смысле неподвижными, теряя свою нарицательную значимость, в то время как в языке мы наблюдаем постоянные процессы изменения значения слов. В-третьих, слова, входящие в состав топонима, теряют конкретное лексическое значение и становятся знаками данного объекта (населённого пункта, горы, реки, озера, улицы и т. д.).

Однако однозначность и неподвижность лексического состава топонимов можно до некоторой степени считать относительными. Случаи «нарушения» однозначности проявляются в явлении транстопонимизации [8. С. 138], т. е. когда название реки или горы переносится на название населённого пункта, который расположен на ней, например, река Fulda и город Fulda, река Chemnitz и город Chemnitz, гора Chamberg и город Chamberg и т. д. Неподвижность топонимических названий и, как говорится, закрепление их «на века» тоже нельзя считать абсолютными, так как мы постоянно наблюдаем разного рода переименования, изменения названий в процессе общественной деятельности людей.

Одна из особенностей немецкой топонимии заключается в том, что компоненты, из которых состоят наименования, не всегда поддаются осмыслению. Чем объясняется эта закономерность? Ответ на этот вопрос дают данные этимологического анализа, раскрывающие те факторы, которые влияли (в пределах закономерных общественных явлений, а также вне их) на изменение морфологической структуры топонимов в процессе их эволюции: выпадение отдельных звуков в начале, середине или конце топонимов, гаплологические сокращения, замена близких звуков, выпадение целых компонентов, редукция безударных гласных и т. д.

В подавляющем большинстве, положительно выделяется лишь один из компонентов, а именно конечная, значимая часть.

Наибольшее распространение в сложных топонимах получают следующие вторые компоненты:

-ach – основное слово в сложных гидронимах, которые на ранней стадии развития топонимической системы переносятся на населённые пункты, напр., р. Wolfach (Шварцвальд), в устье которой расположен город Wolfach или в названиях реки Schwabach (около г. Нюрнберг) и города Schwabach. Это основное слово женского рода, ср.-в.-нем. -ach соответствует др.-в.-нем. aha из германского *ahwō ‘текущая вода’, оно родственно лат. aqua ‘вода’. В процессе исторического развития древнее слово aha утрачивает постепенно своё значение и превращается в суффикс. Однако ещё сегодня оно встречается в разных формах как самостоятельное слово в географических названиях, например, die Bregenzer Aach или Ache у Боденского озера, die Radolfzeller Aach в Баварском Лесу, die Große и die Kleine Ohe – истоки р. Ильц, ниж.-нем. die Ibbenbürener Aa в Мюнстервальде и др. Являясь основным словом в сложных гидронимах, др.-в.-нем. aha часто подвергается редукции в : в 1016 г. – Werraha, совр. die Werra; в 1032 г. – Suarzaha, в 1074 – Swarza, совр. die Schwarza.

-apa – историческое основное слово в гидронимах и в образованных от них ойконимах. Его этимоном считают индоевропейский корень *ab- ‘вода’ (ср. лат. amnis < *abnis ‘река’). В процессе исторического развития в гидронимах фигурирует как форманты -epe, -ep, -aff, -off, -uf, -ef (Hunepe, Lennep, Aschaff, Horloff, Bad Honnef). С помощью этой основы именовались в прошлом исключительно ручьи и небольшие речки. Их ареалом является северо-запад немецкой языковой области.

-au, -aue – основное слово в ойконимах и микротопонимах, в гидронимах имеет территориально ограниченное применение. Нововерхненемецкие формы Au, Aue встречаются в топонимии как самостоятельные слова, восходящие к ср.-в.-нем. ouwe, др.-в.-нем. ouwa, auwia ‘речной остров’; ср. соответствия в других германских языках: др.-фриз. ei ‘остров’ и швед. ö, датск. ø, др.-север. ey ‘остров’, а также ср.-в.-нем. ō[ge], ō[ch], ou[we] ‘остров; заливной луг’. Общим для всех названный апеллятивов может, видимо, являться германское прилагательное *awjō, *agwjō ‘водяной; лежащий у воды’. Таким образом, топонимы на -au указывают, как правило, на расположение названного объекта в пойме реки или в низине озера: die Petersau у г. Майнц, die Ingelheimer Au, острова Mainau и Reichenau у Боденского озера. Здесь можно также упомянуть о названиях замков, построенных на воде, как Schloss Fürstenau у г. Эрбах (Оденвальд). Примерами из нижненемецкого могут служить инсулонимы (названия островов) в Северном море Langeoog, Norderney. Гидронимы на -au распространены прежде всего в Нижней Саксонии и Шлезвиг-Гольштейне: die Schwartau, die Aue. В ойконимах славянского происхождения -au часто замещает славянский суффикс -ov.

-bach – основное слово в названиях рек и в перенесённых потамонимах на ойконимы и микротопонимы. Существительные ср.-в.-нем. bach, др.-в.-нем. bah, ср.-н.-нем. beke, др.-сакс. beki и нидерл. beek восходят к германскому этимону *baki ‘ручей’. В северогерманских языках (норв. bœk, шведск. bäck) и в англ. beck лежит германская праформа *bakja-. В других и.-е. языках, возможно, родственно ср.-ирл. bual ‘текущая вода’. В некоторых южных и центральных областях немецкого языка апеллятив Bach женского рода, так же как и в нидерландском языке Beke, Beek, Beck. Сложные гидронимы со вторым компонентом -bach, -beke образованы в целом позже, чем гидронимы с -aha. Интересно то, что во всём немецкоязычном ареале большинство небольших речек и ручьёв именуются именно с помощью этого основного слова и какого-либо определяющего его компонента. Названия населённых пунктов, в составе которых встречается -bach, являются, как правило, вторичными образованиями от названий рек, причём не имеет ни какой роли величина самого населённого пункта; ср. ойконимы Ansbach, Offenbach и Einbeck.

-berg/-burg. Древневерхненемецкие существительные berg и bur[u]g генетически связаны друг с другом по аблауту, но уже в древнейшие периоды развития немецкого языка эти слова семантически начинают расходиться друг от друга. В основе обоих слов лежит понятие ‘высокий, возвышенный’ и первоначально слово Burg означало всегда ‘укрепление на вершине’. Когда германцы узнали о римских городах и замках, окружённых каменными стенами, то перенесли это название на укрепленные оборонительные сооружения, расположенные также и в долинах; ср.: Augsburg, Regensburg. В средневековье мотивом для именования города могло служить как слово der Berg, так и слово die Burg: ойконимы Würzburg и Aschaffenburg стоят наряду с ойконимами Nürnberg и Bamberg и т. п. Образцом замков для аристократии являлся укреплённый двор знати эпохи Каролингов. Прослеживается закономерность именовать города, возникшие вокруг замка, по его названию, например, Naumburg, Arnsberg и другие.

-brück, -brücken. Сложные ойконимы с этим основным словом обычно называют место, где переправа через реку проходила по мосту. Обычно подобные места находились на древних торговых путях: Saarbrücken, Zweibrücken, Innsbruck. Средневерхненемецкое существительное brücke, brucke, др.-в.-нем. brucca, др.-сакс. bruggia относилось первоначально не к деревянному или каменному мосту, а служило для обозначения настила из брёвен или хвороста для проезда через топкое место. Этот мотив именования используется в первую очередь в северо-немецких ойконимах, оканчивающихся на -brück, -brücken, например: Osnabrück, Bersenbrück и др.

-dorf – основное слово в сложных ойконимах. Этимон общегерманского происхождения; ср.-в.-нем., др.-в.-нем. dorf, ср.-н.-нем. dorp, др.-сакс. thorp, англ. thorp, др.-исл. Þorp обозначают ‘крестьянское селение’, отчасти также ‘хутор’; в нидерландском, западно-фризском terp имеет значение ‘жилой холм’. Только в готском Þurpa означало ‘поле; пашня’. Исходные германские формы Þurpa, Þarpa соответствуют литовск. trobà ‘дом, строение’, кимр. tref ‘жилое помещение’ и лат. trabs ‘брус, балка’. Таким образом, можно полагать, что общее значение этого слова было ‘дом, сруб’. Ареал ойконимов на -dorf охватывает всю область распространения немецкого языка, продуктивность которых отмечается уже в период освоения новых земель (Landnahmezeit). В некоторых ойконимах основа -thorp, -dorf в результате смещения ударения изменилась в формы -trop, -trup, -druf, например, Bottrop, Ochtrup, Ohrdruf.

-eck – основное слово, используемое часто при именовании замков, которое указывает на его открытое, незащищенное положение, как правило, в горной местности или по берегам рек (Sooneck, Waldeck, Lahneck, Rheineck). Нарицательные существительные в др.-в.-нем. ecka, egga (женск. род), ср.-в.-нем. ecke, egge означают собственно ‘лезвие’, ‘остриё’, ‘край’, ‘угол’. Названия замков на -eck, как и названия замков на -fels и -stein, переносились часто из Рейнской области на север Германии.

-feld – основное слово в сложных ойконимах и микротопонимах. Западногерманское существительное (ср.-в.-нем. velt, др.-в.-нем., др.-сакс. feld, нидерланд. veld, англ. field) восходит к и.-е. корню *pel[ə]- ‘плоский’, ‘ровный’ и родственно русс. поле (в названии Польша). В ойконимах его следует понимать как ‘открытое пространство’, ‘пахотное поле’. Порой в ойконимах можно распознать форму дательного падежа ед. числа: (Berlin) Lichterfelde, Leinefelde. Сохранилась и форма дательного падежа мн. числа -felden. Название плодородного плоскогорья die Filder отражает форму дательного падежа мн. числа швабского диалекта.

-gau – основное слово в сложных названиях исторических округов, территорий; ср.-в.-нем. gou, göu означает ‘ландшафт, местность’, др.-в.-нем. gewi, gouwi, др.-сак., др.-фриз. , , гот. gawi ‘земля; местность’, др.-англ. (в топонимах) ‘ландшафт’ восходят, видимо, к германскому этимону *gawja < *ga-awja, имеющему значение ‘земля у воды’. Приводимая семантика апеллятивов, лежащих в основе топонимов с компонентом -gau, указывает на то, что названия исторических округов средневековья (Gaunamen) изначально являлись именованиями природных областей и лишь вторично использовались как названия политико-административных единиц (Gaugraftschaften). Большинство древних названий округов мотивированы названием крупной реки, протекающей в этой местности, например, Rheingau, Saargau, Kraichgau, Elsenzgau. Существительное der Gau и его фонетический вариант по аблауту das Gäu функционируют также как самостоятельные апеллятивы, выражающие понятие ‘открытая местность’.

-grün – основное слово в сложных названиях населённых пунктов позднего средневековья в тех областях, где интенсивно проходила раскорчёвка земель для нового местожительства людей, а именно: в Фихтельгебирге, в Фогтланде, в Богемии и Тюрингии. В основе слова лежит др.-в.-нем. gruoni, ср.-в.-нем. grüene со значением ‘отвоёванный у леса, озеленённый участок земли’. В качестве примеров могут быть названы: Bischofsgrün, Leupoldsgrün, Heinrichsgrün.

-hagen, -hag – основное слово в сложных ойконимах, распространённых в тех областях, где в 10-13 вв. проходила раскорчёвка земель под пашню. В их основе лежит др.-в.-нем., ср.-в.-нем. hac, hages (род.п.) и др.-в.-нем. hagan, ср.-в.-нем. hagen, означающие ‘изгородь’, ‘ограда’, ‘огороженное место’. Этот тип ойконимов часто встречается в центральных и северных областях Германии от прирейнских земель до Бранденбурга и Померании. Основное слово часто стягивается в формы -hain, -hahn (Kirchhain, Großenhain); ср. простые названия Hahn и Haan, образованные также от этой основы.

-hau – основное слово в ойконимах и микротопонимах со значением ‘делянка, лесосека’. Расчищенный из-под леса и подготовленный к пахоте участок в ср.-в.-нем. назывался словом hou. Ему соответствует в современном немецком языке слово Schlag. В разных областях Баварии и в Рудных горах встречаются ойконимы, образованные от указанного слова: Olbernhau, Schreiberhau. Фонетическими вариантами с коллективным значением являются -häu, -gehäu, баварск. -ghei, -kei.

-hausen, в ойконимах эта основа имеет значение ‘bei den Häusern’. Существительное общегерманского происхождения, ср.-в.-нем., др.-в.-нем., др.-сакс. hūs, гот. -hūs, англ. house, швед. hus восходят к индоевропейскому корню [s]keu- ‘укрывать, устилать’, который представлен также в немецком слове Scheune ‘сарай’. Немецкие ойконимы, образованные с помощью -haus, -hausen, в большей своей массе появились в период франконской колонизации. Форма ед. числа -haus обычно указывала на отдельно стоящий дом.

-heim – основное слово в сложных ойконимах. Апеллятив имеет общегерманское происхождение, ср.-в.-нем., др.-в.-нем. heim ‘дом, местожительство’, др.-сакс. hēm ‘местожительство’, англ. home, швед. hem ‘дом, жилище’, гот. haims ‘село’. В процессе семантической эволюции это слово в германских языках получило разные оттенки значения. При объяснении немецких ойконимах на -heim, как считает Д. Бергер, следует, по всей видимости, исходить из первоначального значения готского слова haims ‘село’, которое в ойконимах могло обозначать в прошлом селение, состоящее из группы домов. Это значение отражено и в других родственных индоевропейских словах: др.-прус. caymis, литовск. kaíma ‘селение’, нем. Heim ‘дом; очаг’ восходят к и.-е. корню *ќei- ‘лежать, быть расположенным; лагерь, бивак’. Как полагают, в прагерманском языке этот топонимический тип ещё отсутствовал. Его появление относят к эпохе Великого переселения народов (4–7 вв.), а продуктивным он оставался вплоть до средних веков. В качестве первого компонента часто используется личное имя. Бросающиеся в глаза скопления ойконимов с контрастирующими определяющими словами (Nord-, Süd-, Ost-, West-, Berg- и Tal-) говорят о планомерной застройке и освоении земель в период образования Франкского государства. В топонимических работах имела место точка зрения, согласно которой все топонимы на -heim считали франкского происхождения, противопоставляя их наименованиям на -ingen. Однако это не так. О взаимоотношении ойконимов на -heim с древними названиями поселений на -ingen, образованными от именований жителей в топонимической литературе написано немало. Во многих топонимах основа -heim подвергается редукции и выступает в формах -um или -em (Bochum, Beckum, Bachem) или как формант -en (Buchen, Bretten).

-hofen – основное слово в составе сложных ойконимов, имеющее значение ‘bei den Höfen – ‘у дворов’. Этимология древнегерманского апеллятива (ср.-в.-нем., др.-в.-нем., др.-сакс. hof, др.-англ., др.-исл. hof) окончательно не установлена, его сопоставляют с и.-е. корнем *keu-p ‘гнуть; свод’. В топонимах он выступает в значении ‘постройка на возвышенности’ (ср. норв. hov ‘холм, возвышенность; языческое святилище’) или в значениях ‘плетёный забор’, ‘огороженное пространство’. Немецкие названия населённых пунктов, оканчивающиеся на hof, -hofen, как и оканчивающиеся на -hausen, стали появляться довольно рано, что непосредственно связано с обустройством хозяйственной жизни населения на новых землях.

-holz, в топонимах имеет значение ‘лес, роща’: Buchholz, Bocholt.

-horst, в ойконимах и микротопонимах имеет значение ‘густой кустарник, заросль; небольшой поросший бугорок на болоте’. Весьма распространены топонимы с этой основой в Вестфалии и Нижней Саксонии, которые указывают на расположение селений на заболоченных участках.

-kirchen, в ойконимах имеет значение ‘bei der Kirche’ – ‘у церкви’; др.-в.-нем. kiricha, chirihha > ср.-в.-нем. kirche, др.-сакс. kirika > ср.-н.-нем. kerke. Нововерхненемецкому ойкониму Neunkirchen ‘bei der neuen Kirche’ – ‘у новой церкви’ соответствует с тем же значением нижненемецкий ойконим Nienkerken. В своей сокращённой форме -kirch, например, Leutkirch, основное слово продуктивно в ойконимах южной Германии.

-lar – основное слово, используемое для образования сложных ойконимов и микротопонимов. Ареал распространения охватывает средне- и нижненемецкую языковую область от Тюрингии до Гессена и от Вестфалии до нижнего Рейна и далее до Нидерландов. Этот топонимический тип относится к наиболее древним германским топонимическим образованиям. В южной Германии он встречается довольно редко. Часто при основе -lar в качестве уточняющего компонента фигурирует название какой-либо реки (Goslar, Wetzlar). Этимон восходит к др.-в.-нем. *[h]lār ‘загон’. В. Порциг приводит общее кельто-германское название вымощенного, но, разумеется, первоначально только утоптанного пола в жилых и хозяйственных постройках: др.-ирл. lār, ген. lair ср. р., ср.-кимр. llawr м. р., др.-корн. lor м. р., н.-брет. leur ж. р. ‘пол(земляной, гумно’, др-сев. flōrr ‘пол коровьего хлева’, др.-англ. flōr (консонантная основа) ‘пол’. Очевидно, что понятия ‘пол’ и ‘гумно’ в большинстве языков обозначаются словами, не связанными друг с другом, но все эти слова возникли уже в отдельных языках в период их обособленного развития.

-leben, в ойконимах имеет значение ‘земельная собственность’. В древненижненемецком -leta, -levo, др.-в.-нем. -leiba соответствуют гот. laiba, др.-север. -leif ‘наследство’. Форма -leben возникла по аналогии с немецким ойконимическим формантом -en. В подлинных ойконимах на -leben первый компонент представляет собой германское мужское имя в род. падеже. Так, например, именование Günthersleben в Тюрингии (1196 г. – Gunderichesleben) означает ‘erbliches Grundeigentum des Gunderich’ – ‘наследственная собственность на землю Гундериха’. Весьма распространён этот ойконимический тип в восточном Шлезвиге и в средненижненемецкой области к западу от р. Зале и по среднему течению Эльбы. Область распространения ойконимов на -leben приблизительно соответствует территории древнего государства тюрингов, разбитого франками в 531 году. Полагают, что этот тип принесли с собой англы и варны из Скандинавии на новые территории. Впоследствии он проник в бассейн р. Хафель и в верхнее течение Майна, оставаясь продуктивным вплоть до 9 в.

-rod, -reut, -ried: с их помощью образуются названия селений в бывших лесных зонах. Существительные являются производными образованиями от глаголов со значением ‘вырубать’, ‘выкорчёвывать’, ‘делать плодородным’. Названия на -rod, -rode распространены в Рейнланде, в Гессене, Тюрингии и в Нидерландах (Gernrode, Walsrode, Annerod). Фонетический вариант -rath, -rad[e] представлен в ойконимах Benrath, Oberrad и др. В верхненемецком имеет форму -reut (Bayreuth, Tirschenreuth). Наименования на -ried распространены особенно часто в Баварии (Biebelried, Autenried).

-statt, -stedt, -stätten. Эти основные слова встречаются в топонимах в различных фонетических и орфографических вариантах. Их основное значение сопоставимо со значением апеллятива Statt ‘место’. Многократно встречаются на карте названия с конечными -dt (Altenstadt, Ballenstedt, Markranstädt), имеющие чётко выраженный терминологический характер, – так обычно называли в 12 в. населённые пункты с самоуправлением и правом рынка. Более ранние названия городов были образованы с помощью основного слова -burg (первоначально город – это укреплённое поселение, расположенное на возвышенности).

-weiler – основное слово, служащее для образования названий небольших поселений. Это слово было заимствовано из латинского языка, лат. villare ‘усадьба, хутор’. Уточняющее слово обычно выражено личным именем, указывающее на принадлежность усадьбы определённому человеку, например, Annweiler < 1192 г. Annewilre ‘Gehöft des Anno’, Duttweiler < 965 г. Dudenwilre ‘Gehöft des Dudo’. В поздних письменных источниках форма -weiler часто передаётся как -weil/-wei[h]er, например, Rothweil в Брайсгау из Rotwilare (763 г.). Названия на -weiler локализуются, прежде всего, в области среднего течения Рейна и Мозеля, в Швабии и Эльзасе.

-werth – основное слово в ойконимах и микротопонимах со значением ‘речной остров’, например, в названиях островов на Рейне Kaiserswerth, Grafenwerth, Nonnenwerth. Средневерхненемецкое wert, др.-в.-нем. warid, werid ‘остров’ сопоставляется со ср.-н.-нем. werde, гол. waard ‘земля, защищённая от наводнения дамбой’, др.-англ. waro ‘берег’. В южнонемецких областях встречаются топонимы с этим значение в форме Wörth, Donauwörth, Wörth am Main и другие.

Здесь даны лишь предварительные сведения по топонимии Германии, в которой ещё много нерешённых вопросов. Наше отставание вполне может быть преодолено в ближайшие годы. Для этого требуются совместные серьёзные усилия лингвистов, историков, географов и специалистов других отраслей знания.

Список литературы:

1. Уфимцева А. А. Типы словесных знаков. – М.: Наука, 1974. – 205 с.

2. Суперанская А. В., Сталтмане В. Э., Подольская Н. В., Султанов А. Х. Теория и методика ономастических исследований / Отв. ред. А. П. Непокупный. Изд. 3-е. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 256 с.

3. Koß G. Namenforschung: eine Einführung in die Onomastik / Gerhard Koß. – 3., aktualisierte Aufl. – Tübingen: Niemeyer, 2002. – 248 p.

4. Беленькая В. Д. Очерки англоязычной топонимики. – М.: Высш. шк., 1977. – 227 с.

5. Berger D. Geographische Namen in Deutschland: Herkunft und Bedeutung der Namen von Ländern, Städten, Bergen und Gewässern / von Dieter Berger. – Mannheim; Leipzig; Wien; Zürich: Dudenverlag, 1993. – 296 p.

6. Fleischer W. Struktur und Funktion mehrwortigen Eigennamen im Deutschen // Reader zur Namenkunde: Germanistische Linguistik. Bd. 1: Namentheorie. Olms, 1989. – pp. 263-271.

7. Schmidt W. Deutsche Sprachkunde. Ein Handbuch für Lehrer und Studierende mit einer Einführung in die Probleme des sprachkundlichen Unterrichts. Volk und Wissen. Volkseigener Verlag. Berlin, 1972., 7., bearbeitete Aufl. – 344 p.

8. Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Наука, 1988. – 192 с.

Сведения об авторе

Беляев Андрей Николаевич, кандидат филологических наук, кафедры иностранных языков, Башкирский государственный аграрный университет. 450001, г.Уфа, ул. 50-летия Октября, д.21, каб.17. Тел. 8 (347) 248-27-59. E-mail: anbelajew@mail.ru

Аннотация

Статья посвящена систематизации топонимического материала немецкого языка. Географические названия на территории немецкоязычных стран рассматриваются с точки зрения структурного, словообразовательного и этимологического аспектов. Автор обращает внимание на отличия апеллятивов, входящих в состав топонимов, от соответствующих слов в языке вообще. В статье приводятся наиболее распространённые конечные компоненты сложных немецких топонимов и их общепринятые этимологии. Существующие в топонимике проблемы предлагается решать на основе комплексного совмещения результатов, полученных в тех отраслях знания, которые смыкаются в топонимике.

© Беляев А.Н.

A.N. Belyaev

UDC 811.112’373.21

TO THE LINGUISTIC CHARACTERISTIC OF THE GERMAN TOPONYMS

Keywords: place names; appellative; word formation; топооснова; topoforant; etymology

Summary

Issues of the place names (PN) in the language system, types of PNs and criteria of their delimitation from common names, meaning of PNs, their pragmatics etc. still remain up-to-date in Russian and foreign linguistics.

Among different classes of PNs great possibilities contains toponymy as a source of language dictionary studies, especially of the early period, which is insufficiently disclosed in written records. Toponymy allows to reveal words or lexical “fossilized constructions” which existed at one time in the language, but disappeared over centuries or which changed their writing and meaning. Toponymy has certain ties with other sciences. They are often hidden and are revealed only when necessity arises to solve practical questions connected with social development and toponymy.

German toponymy is not at all poor in research which is devoted to different aspects of toponymic dictionary composition and functioning from ancient times to chronological borders of contemporary life. However in the course of development of this branch of language science and with the new offered answers and solutions, new questions arise and new issues appear. These new questions and issues begin to appear with particular evidence in connection with sharpened interest to genetic and functional status of modern language toponymy, to peculiarities of national toponymic environment formation and development.

A general characteristic of German place names is given in this article: from the point of view of history and contemporary state, basic etymology is presented as well.

Depending on their word building pattern German place names can be divided into three large groups: simple (primary), derived and compound. Besides multilexical items, geographical names can represent word combinations. The most productive way of German toponym formation is compounding. In the basis of every toponym, which arises by means of word compounding lies syntactic way of formation. Among compound place names the majority are two-part attributive formations. Names with subordinative connection occur not so often. Suffixation is shown in toponyms which are Slavic by their origin.

Separability of German place names permits to find out their lexical composition. Lexical elements from which the majority of German place names consist are mainly appellative words, which reflect the landscape of the place. In oikonyms the first component is proper name, which often shows that the settlement belongs to a particular person.

References:

1. Ufimtseva A. A. Types of verbal signs. – M: Science, 1974. – 205 p.

2. Superansky And. Century, to Staltman V. E. Podolsk N of Century, Sultans A.H.Teoriya and technique of onomastichesky researches / Otv. edition. And. Item of Nepokupny. Prod. the 3rd. – M: Book house of "LIBROKOM", 2009. – 256 p.

3. Koß G. Namenforschung: eine Einführung in die Onomastik /Gerhard Koß. – 3. aktualisierte Aufl. – Tübingen: Niemeyer, 2002. – 248 p.

4. White EL. Sketches of English-speaking toponymics. – M: Vyssh. шк. 1977 . – 227 p.

5. Berger D. Geographische Namen in Deutschland: Herkunft und Bedeutung der Namen von Ländern, Städten, Bergen und Gewässern / von Dieter Berger. – Mannheim; Leipzig; Wien; Zürich: Dudenverlag, 1993. – 296 p.

6. Fleischer W. Struktur und Funktion mehrwortigen Eigennamen im Deutschen // Reader zur Namenkunde: Germanistische Linguistik. Bd. 1: Namentheorie. Olms, 1989. – pp. 263-271 .

7. Schmidt W. Deutsche Sprachkunde. Ein Handbuch für Lehrer und Studierende mit einer Einführung in die Probleme des sprachkundlichen Unterrichts. Volk und Wissen. Volkseigener Verlag. Berlin, 1972, 7, bearbeitete Aufl. – 344 p.

8. Podolsk N.V. Slovar of the Russian onomastichesky terminology. 2nd prod. reslave. and additional M: Science, 1988. – 192 p.

© Belyaev A.N.



Возврат к списку