Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: electronic_bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
30.09.2013

Т.Р. Ханнанова АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА В ОБЛАСТИ РАЦИОНАЛЬНОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ

УДК 32.019.5

Т.Р. Ханнанова

АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА В ОБЛАСТИ РАЦИОНАЛЬНОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ

Ключевые слова: концепция, землепользование, государство, политика, регулирование, производство, эффективность, устойчивость, наука, право

Предпосылки концепции. Сформировавшаяся десятилетиями отсталость аграрного сектора экономики привела страну к потере продовольственной безопасности – особому негативному событию, требующему от российского общества немедленных мер по ее преодолению, выхода из кризисного состояния, признания произошедшего в качестве обстоятельства, затрагивающего интересы всех слоев населения и государства. На деле (IN RE) такой подход к разрешению проблемы будет означать трансформацию действующей ныне догматически ориентированной и дискреционно осуществляемой аграрной политики государства [1] в новую объективированную государственную аграрную политику, способную стать программой инновационного развития сельского хозяйства и АПК[2].

Конкретные причины отставания развития аграрной экономики, переросшей в отсталость отрасли, были уже предметом исследования в ряде научных работ [3]. Однако некоторые из них, устойчиво закрепившиеся в агрохозяйственной сфере деятельности, продолжают оставаться, сопровождаясь крупномасштабными ущербами, неоправданными потерями. Сказанное относится, прежде всего, к сфере сельскохозяйственного землепользования.

Аграрной экономике присуще множество разнообразных проблем, обусловленных природой сельскохозяйственной и связанной с ней земледельской деятельности. Это то, что биологически предопределено: переработка продукции; энергообеспечение производства; строительство особых объектов производственной инфраструктуры; перевозка, как правило, скоропортящихся товаров; хранение, сбыт продукции в сокращенные сроки и т.д. В настоящее время, как впрочем и в предыдущие годы функционирования сельского хозяйства, сельские производители занимаются всем спектром разнообразной хозяйственной работы, иными словами, они вынуждены делать все сами, не ограничиваясь только производством сельскохозяйственной продукции. По данной причине, то есть внутрихозяйственной многоукладности своей деятельности, аграрники оказываются отвлеченными от исконно принадлежащего им, ставшего традиционным, крестьянского труда и в полной мере не могут сосредоточиться на сфере главного для них аграрного производства, на осуществлении его на позитивно результативной и стабильной основе. Проявляясь подобным образом, то есть системно и неизбежно, эта причина приобретает свойство конструктивности, становится принадлежностью всей аграрной отрасли, детерминирует возрождение двух, перманентно бытующих и взаимосвязанных проблем – неэффективности и неустойчивости сельского производства. Весь процесс осуществления сельскохозяйственного производства бескомпромиссно подтверждает данный вывод.

На этой почве возникает необходимость в переориентации всех социально-экономических средств и возможностей одновременно как на рост аграрного производства, на эффективность, так и на его устойчивость, достижение которых мыслимо только при рациональном сочетании объективного, в первую очередь, главного ресурсного потенциала аграрной экономики – земли, и субъективного (политико-правового) воздействия на агрохозяйственные отношения, научного обеспечения последних.

В проблемном контексте земля требует особой, исключительной, заботы и обладает притягательной силой как для государства, его органов, так и научной общественности. Она была объектом государственного внимания еще со времен Октябрьской революции (Декреты: о земле, о социализации земли и др.), во все периоды советского этапа развития российского и союзного государства и в годы их функционирования Российской Федерации. Земельные отношения были и остаются предметом правового регулирования, систематизирования на уровне кодификационных актов – земельных кодексов и принимаемого на их основе огромного числа подзаконных нормативных актов. Регулированию земельных отношений посвящено колоссальное количество научных работ. Только за последние годы становления и бытия рыночной экономики страны опубликован ряд глубокосодержательных и могущих дать существенную отдачу аграрной экономике исследовательских трудов [4]. Предложения ученых, направленные на преодоление отсталости отрасли, к сожалению, оставались и остаются и теперь большей частью не реализованными в силу причин, прежде всего, дискреционного, а то и конформисского (CONFORMIS) порядка, отсутствия у ученых достаточной настойчивости во внедрении своих разработок в производство. Свидетельством этого могут служить довольствование ею постановочного толка заявлениями в ожидании реализации принятых решений [5], предложениями о внесении изменений в существующие рекомендации повышения плодородия почвы [6], пожеланиями сделать все необходимое, чтобы научные разработки РАСХН стали достоянием практики [7] и т.д.

Между тем, в условиях господства отсталости, которая видна невооруженным глазом, подтверждается и объективно не согласуется с данными органов государственной статистики о последовательном улучшении дел в агропроме, а также «торжестве» аграрной политики государства. Положение дел в сельском хозяйстве и в АПК остается неудовлетворительным [8]. Поэтому необходимо определиться с концептом (CONSEPT) экономического управления хозяйственной деятельностью, могущим стать содержательной политико-правовой основой организации и ведения сельского хозяйства, земледелия [9]. Такой подход, по нашему мнению, мог быть легализован в особой концепции – учении о преодолении обезличенности рационализации землепользования, его приоритетного развития и политико-правовой защиты [10].

По нашему глубокому убеждению, предлагаемая концепция базируется на агрохозяйственной практике страны и истории земельного права и отражающего его законодательства, критике недостатков аграрно-политических решений органов власти и управления соответствующих этапов функционирования российского государства, а также действующего во все времена нормативного массива и поэтому может стать действенным рычагом (средством) политико-правового воздействия на аграрные отношения. По данной причине она не ограничивается аргументацией политических и земельно-правовых решений и установлений, а, впитавшая в себя все предпосылки становления и бытия отрасли, способствовует повышению результативности земледелия, росту его эффективности и устойчивости. В рамках рассматриваемой здесь проблематики потребность в придании агрополитическим «правилам игры» статуса инструмента социального регулирования, ориентированного на созидание, в признании института землепользования в качестве приоритетного института земельного права, обеспечивающего реальные достижения в аграрном производстве и решение задачи «…сделать сельское хозяйство одним из лидеров экономического роста на годы вперед» [11], давно назрела. В этой связи примечательна позиция академика В.Н. Хлыстуна, считающего, что «сложившаяся ситуация в решении земельного вопроса в агропромышленном производстве вызвана разрушением системы государственного управления и планирования использования сельскохозяйственных земель», и поэтому «…целесообразно восстановить институты земельных ресурсов, без чего невозможно решить земельный вопрос» [12].

Концепция, разработанная и опубликованная а печати, и посвященная приоритетному развитию и правовой защите сельскохозяйственного землепользования уже была предметом внимания научной общественности [13].

Однако, ни: Государственная Дума Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, Министерство сельского хозяйства России должной реакции на предложения ученых не проявили. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная Правительством Российской Федерации Распоряжением от 17 ноября 2008 года № 1662-р [14] рекомендует дискреционный способ разрешения проблемы - увеличивать объемы государственной поддержки в целях обеспечения эффективного использования земли (п. 8 Раздела IV). Стратегия инновационного развития Российской Федерации на тот же период, утвержденная Правительством России Распоряжением от 8 декабря 2011 года № 2227-р [15] ограничивалась и к чему не обязывающими общими фразами, не проявив свое отношение к земельной проблеме, к ее конкретным формам разрешения и механизмам осуществления. Понятно, что при таком незаинтересованном подходе государства к ней любая научная разработка, остается комбинацией (COMBINATIO) мыслительных усилий, не сможет стать инструментом агрополитического содержания и регулирования.

2. Факторы построения новой концепции. Сущность концепции заключается в обосновании приоритетной роли правомочия сельскохозяйственного землепользования по отношению к правомочиям владения и распоряжения, поскольку последние два правомочия не обеспечивают рационального использования земли и, как следствие этого, достижение устойчивости и устойчивости сельскохозяйственного производства.

Исходя из этой концепции государственная аграрная политика в области земельных отношений должна быть переориентирована с поддержки земельной собственности на преимущественное содействие и поощрение правомочия сельскохозяйственного землепользования. Неэффективный собственник земли не может стать обладателем правомочия землепользования.

В этой связи необходимо создание общефедерального мониторинга качества землепользования, в первую очередь, сельскохозяйственного состояния. Необходимость в обновлении ранее предложенной авторами концепции [16] вызвана к жизни, кроме приведенных аргументов, следующими обстоятельствами:

- недостижением целей проводимых в стране аграрно-земельных реформ и преобразований;

- развалом аграрной экономики и утвердившейся ее отсталостью;

- непризнанием естественного характера природы земледельца, неуважение к его природно обусловленному труду, непрестижностью крестьянского труда, сельского образа жизни;

- недооценкой результатов крестьянского труда;

- неразрешенностью земельного вопроса (проблемы) в стране;

- занижением значимости человеческого капитала агропрома и уровня деловой репутации сельских тружеников [17];

- дискреционностью (догматичностью) управления землями сельскохозяйственного назначения и ведения земледельческого (аграрного) производства преимущественно на волюнтаристической основе;

- игнорированием рационального сочетания объективного и субъективного, природного и духовного в землепользовании;

- неограниченностью и недопустимостью ряда гражданско-правовых сделок по отчуждению земель сельскохозяйственного назначения, возврату земель, неиспользуемых по целевому назначению;

- невовлеченностью заброшенных земель в сельскохозяйственный оборот;

- необходимостью повышения ответственности за бесхозяйственное отношение к землям сельскохозяйственного назначения и нарушение земельного законодательства;

- острой потребностью в проведении диверсификации аграрного производства, утверждении его архитектоники (размеров землевладения и его структуры) и масштабной технико-технологической модернизации;

- непризнанием организационных возможностей планирования агрохозяйственной деятельности;

- принижением роли и значимости землепользования, приоритета права сельскохозяйственного землепользования, доминантного положения его в совокупности правомочий земледельца;

- несовершенством законодательства о землепользовании;

- недостатками осуществляемой и отсутствием адаптированной к современным условиям развития земледелия концепции и реальной действующей аграрной политики государства, а также политико-правовой защиты права земельной собственности и права землепользования;

- отсутствием в структурах власти политиков, крупных государственных деятелей, иных значимых акторов, которые были бы кровно заинтересованы в приоритетном развитии аграрной экономики, повышении эффективности землепользования. В этой связи хотелось бы сослаться на видного ученого, профессора А.Д. Керимова, который пишет о представителях правящей элиты: «Они заняты разбазариванием или же попросту банальным «проеданием» сырьевых запасов, миллионы лет накапливаемых природой, и богатств культуры, создаваемых гигантскими творческими усилиями предшествующих поколений на протяжении столетий, а то и тысячелетий. О необходимости сохранения и приумножения этих богатств они даже не помышляют. Разумеется, с такой элитой о сильном государстве остается только мечтать. Для того чтобы построить действительно мощное, жизнеспособное государство, его властвующая элита должна быть подвергнута процедуре тщательного аффинирования, целью которой будет её превращение в корпорацию лиц, воодушевленных идеей безусловной приоритетности национальных интересов над какими бы то ни было другими, обеспечения процветания и благоденствия собственной страны»[18].

В настоящее время к подобного рода обстоятельствам следует относить и время от времени происходящие снижения темпов роста всей российской экономики, неминуемо отражающееся на развитии, в первую очередь, аграрной экономики в виде падения объемов производства продукции земледелия; подавление в человеке веры в положительную результативность его усилий и его активной творческой позиции; игнорирование его естественно обусловленных основ, создающих желание и умение хозяйствовать. Отрицание природно предопределенной основы, а также принижение возможностей, политически признанных и стимулируемых, юридически заложенных в правомочиях землепользования, сопровождаются искусственным соединением частных и общественных интересов в ущерб так называемой общности интересов [19], охватывающих весь ареал земельных отношений [20]. Неопровержимым доказательством сказанного могут служить оставшиеся в значительной части не выполненными Продовольственная программа СССР, Программа создания устойчивости агропромышленного производства, Программа повышения плодородия почв России. Они, как нам кажется, инициируют необходимость перестановки акцента с политики гиперболизации собственнического в сфере земледельческой деятельности, превращения крестьянина – сельского товаропроизводителя в собственника земли, на политику разумного, эффективного, рационального общественнополезного. В реальности такая метаморфоза позволяет отойти от преувеличенного стремления владеть землей, быть ее собственником в ущерб достижению роста уровня землепользования, его отдачи, эффективности сельскохозяйственного производства.

Речь здесь вовсе не идет о разрушении приоритета частной собственности на землю и связанного с ней одноименного права, предусмотренного п. 2 ст. 9 и п. 1 ст. 36 Конституции Российской Федерации. Мы имеем ввиду необходимость концентрации внимания государственных органов власти и управления, да и населения страны, в первую очередь сельских земледельцев, на уязвимости этого права со стороны разных, противоправных действий [18], и необходимости борьбы с ними не только юридическими, но и политическими способами и средствами. При таком подходе к проблеме аграрная политика очищается от ложных, преподносимых в позитивном русле, пустых, посрамляющих себя деклараций, становится понятной всему населению, превращается в правило поведения, регулирующее земельные отношения. Самое главное право частной собственности на землю получает реальную возможность преобразоваться в активную форму своего благотворного элемента – правомочие землепользования в его деятельностном созидательном состоянии. Наряду с отменой либо с ограничением сделок по отчуждению земель сельскохозяйственного назначения (в политико-правовом признании которых мы не сомневаемся) перенос центра тяжести с правомочия землевладения на правомочие землепользования обеспечит реальность права собственности на землю, возврат земель сельским товаропроизводителям, закрепление земли за ними в натуре, исключит спекуляцию с земельными участками, избавит село от номинальных собственников, оздоровит рыночный оборот земель, будет противостоять коррупции, произволу и беззаконию в правонаделении земельными участками неспециализирующихся на производстве сельскохозяйственной продукции крупных структур. В условиях вековой зафиксированности земельных участков в похозяйственных книгах хозяйств нет места для канительной по природе стадии закрепления земельных долей за конкретными семьями землепользователей и землевладельцев. В достаточно короткие сроки прекратится миграция селян в города и зарубежье, произойдет возврат крестьян в исконно принадлежащие им деревни и поселения, остановятся происходящие ныне галопирующими темпами процессы раскрестьянивания сельских товаропроизводителей. Канет в историю запутанная, внутренне противоречащая чехарда в земледелии.

3. Объективные основы концепции. Претворение в жизнь внутренне обусловленных, имманентно (IMMANANTIS) происходящих в едином по элементарному содержанию праве частной собственности на землю изменений способствуют созданию реальных условий для учета отрицательных последствий и обстоятельств, порождающих потребность в особой концепции преодоления обезличенности рационализации землепользования, его приоритетного развития и политико-правовой защиты во всех, указанных выше, детерминирующих пределах (от непостижимости целей реформ до игнорирования объективно-субъективных факторов, вызвавших отсталость отрасли). В этой, поистине сложной, обладающей высокой активностью деятельности, кроется возможность восстановления естественно предопределенного (IN STATU NASCENDI) сельского образа жизни, являющегося надежной предпосылкой версификации (видоизменения – VERSARE) права собственности на землю и его отдельных правомочий и модернизации (MODERNISER) агрохозяйственной сферы экономики.

В сложившейся ситуации в агропроме страны, наступившей отсталости отрасли, когда производство сельскохозяйственной продукции фактически зиждется на усилиях приусадебных и крестьянско-фермерских хозяйств, на которые приходится 52% валовой продукции сельского хозяйства и только 23% посевных площадей в структуре отрасли [19], основное место должно принадлежать хозяйствам населения, использующим земельные угодья на уровне модифицированной формы правомочия землепользования как решающего (FERMO) элемента содержания права частной собственности на землю (п. I ст. 209 ГК РФ).

В пользу такого вывода говорит и то обстоятельство, что сельскохозяйственные организации России, имея 77% посевных площадей, производят 48% валовой продукции сельского хозяйства [20], занимают в общем объеме производимой продукции почти половину ее наличия [21], достойны соответствующего их вкладу внимания и политической поддержки. В этом контексте достойны внимания практика крестьянского хозяйства Сиразетдинова Г. Стерлитамакского района Башкирии, которое на площади 531 га производит сельскохозяйственную продукцию в объемах [22], производимых ранее крупным сельскохозяйственным предприятием. Государственные сельскохозяйственные предприятия и сельскохозяйственные кооперативы в части видоизменения содержательной составляющей собственности и инициации правомочия землепользования могут и должны испытывать влияние рекомендуемых концептных новаций. Они должны находиться в поле действия концептуальных, постоянно повторяющихся непрерывных сущностно «весомых» агрохозяйстенных изменений. Быть собственником земельного участка еще не означает извлечение из него полезных свойств и производства сельскохозяйственной продукции. Сосредоточение земель в собственности крупных корпораций не ведет, как то доказано практикой, к совершенствованию землепользования, а лишь создает почву для генерации спекулятивных земельных сделок, является легализованным способом исключения земельных угодий из сферы агрохозяйственного оборота. Активизация деятельностной стороны правомочия землепользования не есть нарушение структуры права собственности. Структура его не изменяется. Внутриструктурное предпочтение, в интересах развития производства, отдается правомочиям землеползования. Она не носит атакционного (ATAXTIA) и, тем более, акцидентного (ACCIDENS) характера и поэтому должна представляться, восприниматься и осуществляться в постоянном режиме бытья, обеспечиваться всеми допустимыми законом и государством, а также экономически оправданными способами и средствами. Вся агрохозяйственная управленческая, правоприменительная и политическая деятельность в стране должна быть пронизана идеей реализации актов землепользования и правомочия землепользования в целях достижения и роста эффективности и устойчивости сельскохозяйственного производства. Взятая в единстве и целостности, указанная деятельность должна исходить из необходимости признания в своем составе как объективного, так и субъективного, природного и духовного, состоящих между собой в бинарной общеполезной оппозиции [23], их разумного сочетания. В первую очередь актуализация работы в данной области отношений должна начаться с фиксаций в концепции объективного, обуславливающего активность, деятельностную сторону вопроса о рационализации землепользования, подменяемого на деле дискреционным усмотрением, верой во всемогущество догматического [27], господствующего во все периоды бытия российского государства, его сельского хозяйства и АПК.

Прежде всего, сельский товаропроизводитель должен быть свободным от многообразия выполняемых хозяйственных функций и сосредоточен только на производстве сельскохозяйственной продукции, исконно принадлежащей ему природно предопределенной деятельности - земледелии (растениеводстве и животноводстве), то есть освобожден от внутренней хозяйственной многоукладности. Эта мысль должна быть озвучена государственным языком, то есть политически и юридически соответствующим официальной концепцией и аграрной политике, отражающей проблему сложившейся в сельском хозяйстве данности – отсталости отрасли [28]. Отсутствие информации и государственной реакции на естественно возникающие обстоятельства, на изменения состояния земельного вопроса в стране формирует незащищенность прав на землю, в первую очередь, правомочия землепользования, и сопровождается огромными экономическими потерями. Именно «незамечание» природного фактора (наличия объективной возможности накапливания грубых кормов в благоприятные для сельского хозяйства годы) спровоцировало их недостаток в засушливые периоды, обусловили заготовки соломы в Ставропольском и Красноярском краях России, завоз ее в пострадавшие районы страны в колоссальных объемах, потратив на это крупномасштабные суммы, понеся баснословные расходы. А ведь солома в указанных районах имелась, но сжигалась под предлогом устранения помех в технологии обработки почвы и борьбы с мышами, а отнюдь не для использования ее в компостировании, превращения в гумус, создания структуры почвы. И это не единственный в подобном роде пример, причем закрепившейся, несмотря на наличие обратного. В отдельных хозяйствах Краснокамского района Башкортостана не сжигается, скирдуется, подвозится и после соответствующей технологической подготовки скармливается скоту. В основе такой экономической практики лежит природная закомплексованность самих крестьян [23]. Ныне происходит расширение пространства миграции саранчи на земельные угодья хозяйств средней полосы, оставляющей за собой лишь полностью уничтоженные поля культурных, и даже и некультурных растений, «обглоданные» луга и пастбища. Ядохимикаты, приобретенные на большие суммы, желаемых окончательных результатов их применения не дают. Нашествия саранчи из года в год повторяются, обуславливая неоправданные и невозвратные расходы. Между тем, имеются природные, биологически возрождаемые средства и способы уничтожения саранчи колониями богомолов, насекомых, специализирующихся на съедании саранчевых на всех этапах их жизненного цикла, от стадии яйца до имаго.

Аналогично происходит и с тлями, паразитирующими на отдельных видах зерновых и плодовоягодных культур, производящими к пустозернице и бесплодию плодовых деревьев и кустарников. Природным врагом тлей является божья коровка, употребляющая тлей в пищу.

Таких примеров, подтверждающих объективное в рационализации земледелия, как нам кажется, вполне достаточно. Политико-правовые усилия государства, науки, сельских товаропроизводителей должны быть ориентированы на научные исследования жизненных циклов полезных насекомых, разработку биологических основ их бытия, использование естественного, природного, объективного научные рекомендации по их развитию, распространению, использованию в практике хозяйствования, не ожидая государственной поддержки на покрытие образовавшегося ущерба, действуя по формуле «не ждать у Бога погоды». В подобных случаях целесообразно руководствоваться известным всем принципиальным положением И.В. Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача». Именно так поступали в колхозе им. 1 Мая Краснокамского района Башкирии при разрешении проблемы, наступившей невозможности посева озимых в условиях непрекращающихся дождей. Учитывая природную способность озимых культур к возрождению и вегетации в условиях избыточного увлажнения и отсутствия заделки в почву, с сеялок были сняты сошники, оставив на них только семяпроводы, произвели посев. На следующий год эти поля превзошли все ожидания – урожаи достигли 30 ц. с гектара, чего не было ни в какие предыдущие годы.

Инициированный природной принадлежностью крестьянского труда, его естественного чутья, опыт прочно укрепился в хозяйстве.

Объективная часть предлагаемой нами Концепции немыслима без отражения в ней проблем потери естественной емкости земель сельскохозяйственного назначения, о чем достаточно полно мы высказались ранее [24]. Ныне наша позиция подтверждается ведущими учеными РАСХН в их Открытом письме Президенту Российской Федерации, Председателю Правительства, Государственной Думе и Совету Федерации «О необходимых мерах по созданию эффективной системы регулирования земельных отношений в Российской Федерации» [25]. Однако в числе причин деградации сельскохозяйственных земель в нем не упомянуто образование так называемой и охватившей почти всю территорию посевных площадей страны «плужной подошвы».

Причины возникновения «плужной подошвы» субъективны. Она является результатом массивного давления на почву тяжеловесных машин и орудий в ходе выполнения людьми сельскохозяйственных, определенных технологией земледелия, работ. Многократно повторяясь в условиях недостатка гумуса и отсутствия наполнения (заправки участков органическими удобрениями), эрозии почвы и др., «плужная подошва» редуцировалась (REDUCERE), превратилась в объективное, обширное, неподдающееся контролю, негативнорезультативное, вредоносное состояние почвы. Будучи в твердом, запрессованном виде, подошва закрывает пути движения влаги к растениям, закрывает почвенные капилляры структуры почвы и таким образом становится причиной снижения урожаев, а то и гибели посевов и посадок возделываемых культур. По наступившим последствиям она равносильна засухе, генерирующей неоправданно высокие потери и затраты.

Несмотря на колоссальность ущерба, вызванного ею, «плужная подошва» остается вне внимания государства и права и не рассматривается в качестве естественного обстоятельства, требующего особого отношения к себе, признания его объектом политико-правового воздействия и регулирования хотя бы на уровне концептуального присутствия и обеспечения землепользования.

Цели, задачи, содержание, этапы и направления реализации концепции, ее правового обеспечения, определены в научных работах [26]. В их основе лежит симбиотическое сочетание, прежде всего, объективного (достижение полного использования имеющихся возможностей биопотенциала, способностей биосферы к полному самовосстановлению) и субъективного [27] (опровержение господствующего поныне стереотипа мышления, пренебрегающего рационализацией землепользования и правомочием землепользования), а также необходимость их политического опосредования в органической связи с производственными ресурсами (природно-климатическими факторами) и осознанными и скоординированными человеческими действиями (государственным, правовым регулированием и саморегулированием отношений по сельскохозяйственному землепользованию).

Таким образом, воспринятая с изложенными замечаниями Концепция достойна общегосударственного признания в качестве основы раздела, посвященного будущей Государственной аграрной политики Российской Федерации, может стать документом, инициирующим искоренение отсталости сельского хозяйства и АПК, реально способствующим созданию эффективности и устойчивости аграрного производства.

Аннотация

Практика хозяйствования на селе показала, что право собственности на землю не смогло превратить крестьянина в хозяина земли и стать юридическим основанием защиты исконно принадлежащего ему естественного права. Основная причина этого ? отсутствие концептуального подхода и, как следствие этого, понижение значимости правомочия землепользования и его политического обеспечения. На основе изучения опыта сельскохозяйственного землепользования в аграрном секторе экономики и сложившейся практики государственного воздействия на земледельческие отношения в работе выдвинута соответствующая проблеме концепция. Сущность концепции заключается в обосновании приоритетной роли правомочия сельскохозяйственного землепользования по отношению к правомочиям владения и распоряжения, поскольку последние два правомочия не обеспечивают рационального использования земли и, как следствие этого, достижение устойчивости и устойчивости сельскохозяйственного производства. Данная концепция может стать основой новой государственной аграрной политики России, направленной на преодоление отсталости сельского хозяйства и АПК.

© Ханнанова Т.Р.

UDC 32.019.5

T.R. Hannanova

AGRARIAN POLICY OF THE STATE IN THE FIELD OF RATIONAL LAND USE: CONCEPTUAL BASES

Keywords: concept, land use, state, policy, regulation, production, efficiency, stability, science, right

Authors’ personal details

Hannanova Tatyana Rashitovna, candidate of jurisprudence, head of the department of the public and municipal administration of FGBOU VPO physiology Bashkir state agrarian university. 450001, Ufa, 50-letiya Oktyabrya St., 34. Ph. (347) 252-55-69. E-mail: hannanova1@mail.ru

References:

1. Hannanova T.R. Agar policy of the state: criticism of dogma//Theory and practice of social development. 2013, No. 2, pp. 187-190.

2. Hannanova T.R. State agrarian policy: objectivization problems//Right and policy, 2013, No. 4, pp. 489-498.

3. Hannanova T.R. State regulation of production//Messenger of Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan. – Ufa, 1996. T. I. Page 9-13; Hannanov R. A. Hannanova T.R. Legal support of stability of agricultural production. – Ufa, AN of RB, MCX and P RB, BAShGAU, Gil, 1997, 199 pages; Hannanova T.R. Balashov E.V. Kuleshov V.P. Market of lands of the agricultural commercial organizations. Ufa, BAShGAU, 2007, 296 pages; Voronin B. A. Hannanov R. A. Hannanova T.R. New paradigm of the agrarian right: teoretiko-legal approaches to the contents and structure//the Agrarian messenger of Ural, 2011, No. 8, pp. 62-66; they: New conceptual bases of ensuring stability of agrarian production//Agrarian messenger of Ural, 2012, No. 6, pp. 81-89; Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice. Ufa, BAShGAU, RB AN, 2012, 162 p.; they: Right of land use of the agricultural commercial organizations. - Saarbrucken, Germani/LAP LAMBERT Academic Publiching, 2012, 188 p.; Hannanova T.R. Formation and development of the state agrarian policy: comparative indicative analysis//Policy and society, 2013, No. 3, pp. 282-293; it: State agrarian policy: objectivization problems//Right and policy, 2013, No. 4, pp. 489-498; it: Agrarian policy of the state: criticism of dogma. // Theory and practice of social development, 2013, No. 2, pp. 187-190; it: Objective bases of formation and realization of the state agrarian policy//Historical, philosophical, political and jurisprudence, cultural science and art criticism. Theory and practice questions, 2013, No. 6, Ch. 2, pp. 184-190; it: How to direct the food? // World and policy. 2013, No. 2, pp. 90-97; Realities as objective bases of formation and realization of the state agrarian policy//News of higher educational institutions. Sociology. Economy. Policy, 2013, No. 3, pp. 184-190; Voronin B. A. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Dynamics of a conceptual basis of ensuring stability of agricultural production//Agrarian messenger of Ural, 2012, No. 7, pp. 76-84, etc.

4. Altukhov A. New problems of development of grain branch//agrarian and industrial complex: economy, management, 2011, No. 1, pp. 10-21; Romanenko G. To provide modernization of agro-industrial complex//to agrarian and industrial complex: economy, management. 2011, No. 3, pp. 3-10; Shutkov A. Agrarian policy: social and economic problems//agrarian and industrial complex: economy, management, 2011, No. 5, S. 3-9; Hannanov R. A. New paradigm of legal support of stability of plant growing//Right and policy, 2012, No. 1, pp. 109-129;

5. Altukhov A. New problems of development of grain branch//agrarian and industrial complex: economy, management, 2011, No. 1, pp. 10-21; Romanenko G. To provide modernization of agro-industrial complex//to agrarian and industrial complex: economy, management. 2011, No. 3, pp. 3-10; Shutkov A. Agrarian policy: social and economic problems//agrarian and industrial complex: economy, management, 2011, No. 5, pp. 3-9; Hannanov R. A. New paradigm of legal support of stability of plant growing//Right and policy, 2012, No. 1, pp. 109-129; Buzdalov I. Land reform: look through a plan prism//agrarian and industrial complex: economy, management, 2012, No. 7, pp. 3-17; Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice. Ufa, BAShGAU, RB AN, 2012, pp. 145-161; Voronin B. A. Hannanov R. A. Hannanova T.R. New conceptual bases of ensuring stability of agrarian production//Agrarian messenger of Ural, 2012, No. 6, pp. 81-89; Ushachev I. The economic mechanism of realization of the State program of development of agriculture and regulation of the markets of agricultural production, raw materials and the food for 2013-2020//agrarian and industrial complex: economy, management, 2012, No. 11, S. 3-7.

6. The priority directions of development of agrarian and economic researches at the present stage//agrarian and industrial complex: economy, management, 2013, No. 3, p. 4.

7. Romanenko G. Activity of the Russian academy of agricultural sciences in 2012//agrarian and industrial complex: economy, management, 2013, No. 3, p. 6.

8. Romanenko G. In the same place. P. 12.

9. Hannanova T.R. State agrarian policy: objectivization problems//Right and policy, 2013, No. 4, S. 492-496; Hanannova T.R. Conceptual bases of the state agrarian policy//World and policy, 2013, No. 2, pp. 90-97.

10. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice, pp. 145-165.

11. The section V of the main directions of economic and social development of the USSR for 1981-1985 and for the period till 1990, XXVI Congress of CPSU on March 2, 1981//Lenin agrarian policy of CPSU. – M: Politizdat, 1983, pp. 45-53; Food programme of the USSR for the period till 1990, approved by the resolution of the Central Committee of CPSU of May 24, 1982//In the same place, pp. 66-122; Resolutions of the Central Committee of CPSU and Council of ministers of the USSR from: October 11, 1979. "About measures for ensuring lime application of sour soils in 1981-1985". In the same place, pp. 307-308; November 20, 1980. "About complex use of the land, water and fish Volga-Akhtubinskoy resources of a flood plain and the Volga River delta in the Astrakhan region". In the same place, pp. 486; Bases of the land legislation of USSR and the federal republics, accepted by the Supreme Council of the USSR on December 13, 1968//Sheets of the Supreme Council of the USSR. 1968 . No. 51. Art. 485; Land code of RSFSR, Supreme Council of RSFSR on July 1, 1970//Sheets of the Supreme Council of RSFSR. 1970, No. 28, Art. 581; Federal laws: "About urgent measures for implementation of land reform in RSFSR"//Sheets of Congress of People's Deputies and the Supreme Council of RSFSR. 1992, No. 1. Art. 53; "About land reclamation"//SZ Russian Federation. 1996, No. 3. Art. 142; "About state regulation of ensuring fertility of lands of agricultural purpose"//SZ Russian Federation. 1998, No. 29. St 3399; "About a turn of lands of agricultural purpose"//SZ Russian Federation. 2002, No. 30. Art. 3018; "About agriculture development"//SZ Russian Federation. 2007, No. 1. Art. 27; Chapter XIV of the Land code of the Russian Federation//SZ Russian Federation, 2001, No. 44, Art. 4148.

12. The message of the President of the Russian Federation to Federal Assembly of Russia of November 13, 2009 // The Russian newspaper, 2009, On November 13 (Federal release), No. 5038.

13. The priority directions of development of agrarian and economic researches at the present stage// Agrarian and industrial complex: economy, management, 2013, No. 3, p. 4.

14. Chapter VI of the monograph of Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice. - Ufa: Bashkir GAU, AN RB, 2012. – pp. 158-161.

15. SZ Russian Federation. 2008. No. 47. Art. 5489.

16. Legal-reference system "Consultant Plus" www.consultant.ru. Preservation date: 15.07.2012.

17. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice. - Ufa: Bashkir GAU, AN RB, 2012. pp.158-161.

18. Hannanova T.R. Business reputation of the worker in system of the labor relations. Ufa: UNTs, 2009.

19. Kerimov A.D. Some problems of the theory of the strong state//NotaBene: Society and policy problems, 2013, No. 3, pp. 1-45

20. Bahr O. Rechtsstat Skizze, Berlin, 1864, P. 20 .

21. About it in detail SI. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Decree, pp.147-149.

22. In detail about such illegal actions see Buzdalov I. Land reform: look through a plan prism//agrarian and industrial complex: economy, management, 2012, No. 7, pp. 3-17.

23. Buzdalov I. Land reform: look through a plan prism//agrarian and industrial complex: economy, management, 2012, No. 7, pp. 3-17.

24. Buzdalov I. In the same place.

25. Agro-industrial complex of Russia: in 2012 (the economic review)//agrarian and industrial complex: economy, management, 2013, No. 4, P. 55.

26. Kyzyl тан. 2013 . June 21.

27. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice, pp. 127-128.

28. Hannanova T.R. Agrarian policy of the state: criticism of dogma//Theory and practice of social development, 2013, No. 2, pp.187-190.

29. Hannanova T.R. Objective bases of formation and development of the state agrarian policy//Historical, philosophical, political and jurisprudence, culturologists and art criticism. Theory and practice questions, 2013, No. 6 Ch. 2, pp. 184-190; it. State agrarian policy: objectivization problems//Right and policy, 2013, No. 4, pp. 489-498.

30. Agzamov E. Happy Bakhtiyev//Kyzyl тан. 1997 . August 5; Valeev V. Correctness of the jurist//Rural patterns, 1999, No. 1, p. 17.

31. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice. Ufa: Bashkir GAU, AN RB, 2012, pp. 158-161.

32. Ushachev I. Development of a grain subcomplex of Russia from a position of food security//agrarian and industrial complex: economy, management, 2013, No. 5, P. 3-12.

33. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: theory and practice, pp. 150-154; Hannanova T.R. Objective bases of formation and realization of the state agrarian policy//Historical, philosophical, political and jurisprudence, culturologists and art criticism. Theory and practice questions. 2013, No. 6, Ch. 2, pp. 184-190; it. State agrarian policy: objectivization problems//Right and policy, 2013, No. 4, pp. 489-498; it. Conceptual bases of the state agrarian policy in the Russian Federation//the World and policy, 2013, No. 2, pp. 90-97; it. Formation and development of the state agrarian policy: comparative indicative analysis//Policy and society, 2013, No. 3, pp. 282-293.

Summary

Practice of managing in the village showed that the property right to the earth couldn't turn the peasant into the owner of land and to become a legislative basis of protection of natural right primordially belonging to it. Main reason for it? lack of conceptual approach and, as a result of it, fall of the importance of competence of land use and its political providing. On the basis of studying of experience of agricultural land use in agrarian sector of economy and established practices of the state impact on the agricultural relations in work the concept corresponding to a problem is put forward. The essence of the concept consists in justification of a priority role of competence of agricultural land use in relation to competences of possession and the order as the last two competences don't provide rational use of the earth and, as a result of it, achievement of stability and stability of agricultural production. This concept can become a basis of a new state agrarian policy of Russia directed on overcoming of backwardness of agriculture and agrarian and industrial complex.

© Hannanova T.R.


Возврат к списку