Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: electronic_bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
29.10.2013

Т.Р. Ханнанова АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОНТРОЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ

УДК 32.001:338.43.02 (470)

Т.Р. Ханнанова

Актуальные проблемы контроля реализации государственной аграрной политики России

Ключевые слова: государство, политика, аграрный, производство, контроль, эффективность, исполнение, решение.

Вне поля зрения политических факторов продолжают оставаться связи по контролю исполнения стоящих перед агропромышленным комплексом задач. Контроль исполнения принятых властью решений в стране, в первую очередь в ее аграрном секторе, находится на самом низком уровне и фактически отсутствует, что, в частности, подтверждалось даже замечанием Президента России, сделанном им на совещании руководящего состава Дальневосточного округа о том, что 80% его поручений оставлены без внимания и реализации [6]. Поэтому она не смогла и не может занять подобающее место объективной данности, лежащей в основе взаимодействия природы, общества и государства [9]. Это означает, что при господстве в аграрной экономике догматических (волюнтаристических) методов управления хозяйством всегда будет сохраняться бесплодная шкала наличествования производственной деятельности, невысокие экономические результаты, отрицательные итоги функционирования сельских товаропроизводителей [8]. Догма, предопределяя веру во всемогущество органов государственного управления экономикой и всемерную помощь государства, его поддержку, по существу культивирует иждивенчество, коллективную безответственность товаропроизводителей за позитивные результаты хозяйствования, тем самым создавая условия для наступления негативных последствий в форме социальных событий: упадничества, отставания, в конечном счете – отсталости отрасли, а также продовольственной опасности. Хотя, преодоление последних двух обстоятельств мыслимо лишь организацией совмещения субъективного с объективным, редукции, приведения их субъективного в объективное, в симбиотическое состояние [10].

Субъективные предпосылки рассматриваемой в данной работе проблемы контроля исполнения аграрной политики государства не исчерпывается только вышеизложенными субъективного характера обстоятельствами. Суждение о ней гораздо шире и содержательное, охватывающее, прежде всего, область политико-правовой природы контроля исполнения как социального явления действенности.

Общепризнано, что контроль исполнения – часть государственной деятельности, относящейся к сфере управления экономикой [том числе и аграрной. В таком качестве он представляется и воспринимается в виде волевого, правомерного и направленного на общеполезный результат действия, обладающего всеми лимитирующими признаками гражданско-правовых сделок и может рассматриваться как средство оказания управленческих, сервисного характера, услуг [4]. На наш взгляд, подобное понимание противоречит его государственно-правовой природе, в первую очередь, сущности и содержанию государственной контрольной деятельности в целом, механизму ее осуществления, целям и принципам реализации, основам правового и политического регулирования и др., в частности, в отличие от гражданско-правовых сделок, относящихся к числу индивидуальных инструментов регламентирования имущественных и некоторых, предусмотренных ГК РФ неимущественных отношений на принципах юридического равенства их участников, контроль занимает особую позицию в системе общественных отношений, подвергаемых государственному регулированию. Контроль – это проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки и надзора [7].

Как правильно отмечают отдельные ученые «контроль охватывает сбор данных и передачу информации в компетентные органы государства о результатах контрольных мероприятий, которые направлены на то, чтобы выявить причины обнаруженных отклонений и определить пути их устранения для эффективного функционирования органов публичной власти»[7], (добавим от себя «достижения эффективности и устойчивости аграрного производства»). Совершение контрольных действий преимущественно относится к числу субъективных действий, то есть актов управления.

Механизм осуществления сделок опосредствуется главным образом физическими и юридическими лицами (подраздел 2 ГК РФ) в рамках, очерченных и другими совокупностями (общностями) норм гражданского права, механизм же контроля – комплексом норм административного права, содержащим законах общего и специального назначения (ст. ст. природоресурсные кодексы РФ, прежде всего, земельный, водный, лесной кодексы, кодекс о недрах; Закон б охране окружающей среды, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Закон РФ об общих принципах организации местного самоуправления РФ; законодательство субъектов федерации; муниципальное законодательство и т.п., а также отраслевое законодательство об аграрной политике, законодательство о растениеводстве, животноводстве, ветеринарии и др.). Если в гражданском обороте механизм регулирования возникающих отношений реализуется в более вариантном позитивно результативном режиме, то в контрольно-управленческом режиме механизма функционирования социальных связей этого не происходит. Контрольная деятельность во всех отраслях экономики и управления «заражена» политической болезнью волюнтаризма, диктата, причем несмотря на то, что она призвана стать средством, оздоровляющим общество от такого недуга, проникая в тело контролируемого объекта, «внедряясь» в сферу каждого составляющего хозяйственной деятельности: субъекта (обоснованности его статуса и полномочий), объекта контроля (допустимости данной организационно-правовой формы юридического и физического лица к производству продукции) и т.д., не вмешиваясь при этом в профессиональное содержание и пределы их уставной деятельности. При этом объективное, в сфере «выявления причин обнаружения отклонений»[8], остается вне внимания участников контрольной деятельности.

Контролирующее звено, в первую очередь, обязано действовать в рамках предписанных нормативными актами видов, принципов и процедуры контроля, исходя из понимания политико-правовой сущности предпринимаемых действий. В противном случае контроль, хотим мы того или нет, превращается всецело и исключительно в субъективное теряет свою обусловленную законом природы естественную компонентность составляющих (субъективного + объективного), лежащего в основе единства и целостности функционирующих связей и пенитенциарную значимость и политическую направленность на достижение выдвинутых целей.

Если обратиться к истории развития сельского хозяйства страны, то она безкомпромиссно подтверждает то, что во все этапы своего бытия отрасль страдала от воздействия догматического стиля управления и контроля агрополитических решений государства, выхолощивающего их дизъюнктивное экономическое содержание и искажающего естественную и государственно-правовую сущность и, как следствие этого, инициирующего огромные неоправданные крупномасштабные затраты и убытки, в конечном счете создающего почву для беспощадной критики и самокритики недостатков в претворении в жизнь агрополитической усилий. Но она, как это не парадоксально, по указанной причине, предвосхищает потребность в акцентировании внимания на рассматриваемой проблеме в более обширном ракурсе и подаче в плане ее разрешения как двуединой задачи. Дуумвират в аграрной политике, в изложенном здесь контексте контроля исполнения государственных решений, безусловно необходим.

Рассмотрим сказанное более подробно. На первом этапе существования советской власти государство диктатуры пролетариата проводило политику «социалистической реконструкции сельского хозяйства» [2] на базе производственного кооперирования, коллективизации, многомиллионных крестьянских масс и обобществления их имущества, чем были созданы условия для превращения сельских жителей в основных производителей зерна и других видов сельскохозяйственной продукции. Однако в годы коллективизации (1929-1933) были допущены отдельные «недостатки и просчеты» [3] субъективного и объективного, экономического и политического характера (принуждение к вступлению в колхозы, лишение среднего слоя крестьянства материальной базы производства, отделения его от земли, насильственное выселение середняка из обжитых мест проживания, приверженности его традиционному укладу жизни, игнорирование его опыта хозяйствования и другие нарушения статуса активной части деревенского населения).

Аграрная политика государства, не признающая основополагающие принципы социального объединения, производственного кооперирования, не смогла достичь своей цели – переустройства сельского хозяйства на социалистических началах.

Последствия такой доминантно волюнтаристской политики углубились. Более того, их не удалось преодолеть оказанием всемирной помощи со стороны государства. Государственная поддержка обеспечивала лишь временную отдачу. После пятидесятых годов XX века развитие сельского хозяйства замедлилось в силу ряда причин объективного и субъективного порядка (ограниченности финансирования и материально – технического обеспечения; неполного использования сельскохозяйственными предприятиями собственных возможностей и резервов производства (объективное); диспаритета между ценами на продукцию сельского хозяйства и ценами на продукцию промышленности; отсутствия материальной заинтересованности крестьянства в результатах своего труда; дефицита кадров и т.д. (субъективное)).

На втором этапе развития советского государства (1950 – 1990 годы) основное содержание аграрной политики, несмотря на предпринятые меры по совершенствованию управления и экономического механизма хозяйствования в агропромышленном комплексе страны, не изменилось.

­­­­­­­­Недостатки, обусловившие отставание отраслей и подотраслей аграрной [5] экономики, сохранились, рост вложений в сельское хозяйство не окупился, и в известной степени был подорван намечающийся подъём производства продукции. Ожидаемого улучшения в сфере хозяйствования не достигалось вследствие необоснованности и порочности по существу огосударствленных партийно-политических агрохозяйственных, юридически закрепляемых решений. На этом этапе фактически отсутствовала такая форма воздействия на аграрное производство, как государственное регулирование сельской экономики. Обещанные партией (КПСС) и правительством меры по оздоровлению аграрного сектора экономики в условиях господства волюнтаризма, уже упрочившегося повсеместно и, как указывалось выше, ставшего болезнью всех уровней управления «народным хозяйством» страны, трансформировались в догму, в декларации. Предпринятые масштабные организационные усилия партийно-хозяйственных органов не увенчались успехом, поистине колоссальные вложения не принесли ожидаемых результатов, сельская отрасль стремительно шла к отсталости. Аграрная политика государства в тот период подтвердила свою несостоятельность. Её крах завершился всеобщим развалом аграрного сектора экономики России.

На третьем этапе своего развития (1950-2005 годы) ставшее уже российским государство, казалось бы, должно было решительно обновить обанкротившуюся аграрную политику в соответствии с потребностями и идеологией хозяйствования рыночной экономики. Однако долгожданные преобразования в экономике страны, в том числе и в аграрной её составляющей, не произошли. Субъективистская догма о дискретности и неоспоримости аграрнополитических решений, лежащая в основе аграрной политики второго этапа развития советского государства, сменилась другой, не менее вредной, излишне либерализованной по существу, содержанию и форме проявления, догмой о всемогуществе « невидимой руки рынка». Сложившаяся за годы рыночной экономики практика хозяйствования всецело подтвердила порочность и данной догмы. Обусловленная объективными по своему существу обстоятельствами, закономерностями всеобщего закона саморегуляции природы, опровергающая тотальность плановой организации и ведения экономики, она не смогла реализоваться в режиме принципов рыночного регулирования хозяйственной деятельности, и, следовательно, стать субстанцией экономической политики вообще, аграрной политики в частности. Основные положения о пространстве экономических действий, всеобщности рынка, равноправии рыночных субъектов, свободном выборе ими видов и организационно-правовых форм их деятельности, саморегулировании хозяйственной деятельности, самофинансировании, свободном ценообразовании, договорном характере отношений, экономической ответственности, децентрализации управления, хозяйственной самостоятельности, конкуренции, государственном регулировании [5] так и не нашли своего воплощения в аграрной политике рыночного периода бытия государства и не смогли реализоваться. На деле и эта догма отошла на субъективистские позиции, не смогла стать надёжным инструментом, направленным на обеспечение устойчивости и эффективности аграрного производства.

К четвёртому этапу своего развития (2005 и последующие за ним годы) российское государство не смогло разработать и предложить оптимизированную, исходя из сложившихся в аграрном секторе экономики страны реалий, аграрную политику. В условиях всеобщности догматического правления отраслью, гиперболизации веками сложившегося руководства ею по схеме «власть и подчинение», наличия полной зависимости развития аграрной экономики от усмотрения свыше, органической внутренней связи в форме обязательной составляющей структуры государственного управления контроль не смогла занять подобающее место в системе агрохозяйственных отношений. Он мог стать и стал лишь средством реализации порочных по сути и содержанию властно-управленческих решений, тем самым превращаясь в формально легитимированного, но в ненужного инструмента проведения ущербной аграрной политики государства. Отчасти, главным образом, по данной причине сельская отрасль общественного производства приняла на себя негативное воздействие сформировавшегося годами и успевшего упрочиться социального события – всеобщей и системно проявляющейся отсталости. Хотя наступление указанного события спровоцировано субъективизмом, очень глубоко пронизывающим содержание проводившихся в течение почти вековой давности разновидностей аграрной политики, но основной, судьбоносной, причиной его возникновения явились объективные обстоятельства, не зависящие от воли и усмотрения участников агрохозяйственных отношений. Вызванные к жизни действием закона саморегуляции природы они непредотвратимы и могут быть только учтены в ходе осуществления хозяйственной деятельности.

В аграрной политике предшествующих этапов природный момент не был учтён. Органы агрохозяйственного управления довольствовались обозначением лишь проблемы в плане необходимости борьбы с природными аномалиями типа засухи, избыточного увлажнения земли, проведения мелиорации т.д., следуя при этом указаниям части научной общественности своего времени. Анализ вредоносной ситуации не проводился и, как следствие административного бездействия, деятельностные решения не принимались. Научные достижения оставались вне поля зрения государства и не смогли определить архитектонику аграрной политики [1]. В результате такой бездеятельности поощрялась бесхозяйственность и даже «забывчивость» в отношении позитивных итогов исследований, что рельефно демонстрируется на примере предпринятых в России реформ (земельных, институциональных).

Подобная субъективная позиция, с одной стороны, и отрицательное отношение к природной составляющей аграрной политики, с другой, завершилось отставанием страны, формированием зависимости от импорта продовольствия, появлением проблемы импортозамещения.

Создавшееся положение может и должно разрешаться в режиме научно обоснованной, восприимчивой к инновациям, адаптированной к региональным условиям функционирования сельского хозяйства продуцентной прогрессии. Несовершенство аграрной политики, оторванность её от собственной первоосновы – составление обусловленных и ими предусмотренных рыночных отношений, от целей и задач обеспечения устойчивости и эффективности производства, от необходимости преодоления его колеблемости и стабилизации объёмов сборов требуют радикального изменения и обновления ранее существовавших концептов, биоклиматических доктрин, концепций, стратегий и тактик развития агропрома федерации, усиления роли государственного и правового регулирования социально-экономических связей на селе. Основой такой работы должна стать, прежде всего, интеграция науки, производства и бизнеса. Государственное регулирование агропромышленного комплекса, сельского хозяйства, его подотраслей должно строиться на признании приоритета научных исследований в хозяйствовании, достижении мультипликативных эффектов. Следует четко определить место объективного в воспроизводственном процессе и его корреляцию с субъективным в контексте проблемной дуалистичности. Вся экономическая деятельность государства и непосредственных товаропроизводителей должна вестись в соответствии с закономерностями закона саморегуляции природы, предотвращающими ущербные последствия рискованных хозяйственных мероприятий и обеспечивающими позитивные результаты хозяйствования. Субъективная сторона данной деятельности должна опираться на особой идеологии экономического подхода к проблеме – парадигмах, в частности, парадигме координируемого рынка, предполагающего опровержение чрезмерного давления конкуренции и применения государством продиктованных конъюнктурой рынка корректировок в целях реализации принципов рыночного регулирования аграрной экономики, не получивших признания и воплощения в рамках третьего этапа развития аграрной политики государства.

В этой связи следует отметить то, что бинарно-оппозиционное симбиотическое состояние бытия аграрной экономики не может разрешить всех проблем, зарождающихся в процессе созидательной деятельности сельских товаропроизводителей, достижения устойчивости и эффективности производства. Аграрная политика успешно справится с подобными проблемами, если она будет содержать в качестве своей составляющей особое положение о приоритетности направления основных видов материально-технических, финансовых и других ресурсов, выделяемых сельскому хозяйству, не на нужды овеществления хозяйства, расширения его базы, то есть разрешения количественной стороны проблем, а на обеспечение качества хозяйствования, в частности, повышение уровня конкурентоспособности продукции на рынке, спроса на выполняемые работы, оказываемые услуги. Практика хозяйствования на селе и опыт государственной поддержки агропрома подтверждает разумность выдвинутого здесь предложения. Российское государство во исполнение федеральных программ выделяло значительные средства на создание плодородия почв Нечерноземья страны, хотя эти вложения распределялись субъектам союза, федерации без учета их истинных потребностей в ассигнованиях, выражаясь другими словами не на цели сохранения имеющегося плодородия почв. В государственной аграрной политике очевидно нужно правильно расставить акценты: выделять ассигнования не на восстановление плодородия почв, а на нужды сбережения и рационального использования имеющегося плодородия, так как большая часть земель России плодородна в силу природной обусловленности, и нет необходимости в ассигнованиях на повсеместное восстановление плодородия. Те средства, которые выделены на эти цели, на практике расходуются на другие нужды. Подобным образом следует поступать при организации борьбы с потерей элитарных качеств зерна и снижении их до уровня рядового, массового с игнорированием местных природно зарожденных породных качеств сельскохозяйственных животных, борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур и животных с привлечением к уничтожению с этими вредителями их естественных врагов, использованием других герминативных возможностей, генотипов типа гетеротрофности, гибридизации, клонирования, отбора и применения гигрофитов, галофитов, явлений, обладающих свойствами гидротаксиса, гидрофилии и т.п. Аграрная политика государства должна выполнять роль интегратора возможностей, заложенных в субъективных и объективных факторах сельской экономики.

Современная аграрная политика российского государства должна быть направлена на подъем производительных сил и укрепление экономических условий расширенного воспроизводства в аграрном секторе экономики, модернизацию ее отраслей, повышение уровня инновационной и технической вооруженности труда, неуклонное увеличение производства продукции земледелия, животноводства, проведение широкой системы социальных мероприятий на селе. Ее главное содержание – обеспечение устойчивого и эффективного роста сельскохозяйственного производства, совершенствование всех общественных отношений на сельских территориях. В соответствии с этим следует строить всю систему экономических, технико-технологических, организационных и социальных мер по практической реализации целей и задач намеченного курса и контроль исполнения политических решений.

При разработке мероприятий по дальнейшему росту обеспеченности страны продовольствием и сырьем государство обязано исходить из признания особой необходимости возрастания роли сельского хозяйства как основного производителя продуктов питания и сырья для изготовления товаров народного потребления, крупного источника накоплений, нужных для решения общегосударственных задач, важного условия сбалансированного развития экономики, а также сферы приложения труда.

Таким образом, исходя из изложенных аргументов, следует констатировать, что существующая в стране система организации и осуществления контроля за исполнением агрохозяйственных политических решений несовершенна и нуждается в аброгации и обновлении, воссоздании с учетом как объективных, так и субъективных факторов ее становления и бытия. Для этого необходимо:

- признать необъективный характер контрольной деятельности, осуществляемой в аграрном секторе экономики страны, ее фактическое отсутствие;

- преодолеть зависимость контроля исполнения от управления аграрной отраслью, придать контрольному блоку государственного регулирования управленческой деятельности самостоятельное значение и самостоятельное место в структуре властных отношений;

- определить контрольную деятельность в агропромышленном комплексе в качестве предмета аграрной политики государства и аграрно-правового регулирования.

Список литературы:

1. Воронин Б.А., Ханнанова Т.Р, Ханнанов Р.А.Современные проблемы правового регулирования аграрных отношений // Аграрный Вестник Урала. 2012. - №10. - С. 52–56.

2. Итоги и перспективы развития сельскохозяйственной науки в СССР. - М. «Колос». 1969. С. 4-5.

3. Курс экономики. – М.: ИНФРА – М, 2006. - С. 227-239.

4. Миронов С.М. Качество власти и стратегия развития России // Материалы конференции «Россия: тенденции и перспективы развития». – М.: ИНИОН РАН, 2005. 16 декабря; Белоусова С. О проблемах административной реформы // Экономист. - 2012. - № 7. - С.76-80.

5. Мустакимов Ш.Р. О контрольных полномочиях органов местного самоуправления в сфере землепользования // Административное и муниципальное право. - 2010. - № 10. - С. 58.

6. Прямая телепередача по каналу «Вести России» от 25 июля 2013 года.1

7. Толковый словарь русского языка./ Под ред. В.И. Даля – М.: Олма Медиа Групп, 2009. – 576 с.

8. Ханнанова Т.Р. Аграрная политика государства: критика догмы // Теория и практика общественного развития. - 2013. - № 3. - С. 187-190; Приоритетные направления развития аграрно-экономических исследований на современном этапе // АПК: экономика, управление. - 2013. - № 4. - С. 2.

9. Ханнанова Т.Р. Государственная аграрная политика: проблемы объективации // Право и политика. - 2013. - № 4. - С. 489-498.

10. Ханнанова Т.Р. Объективные основы формирования и реализации государственной аграрной политики // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2013. - № 6 - С.184-190.

Аннотация

Государственная аграрная политика предполагает контроль исполнения предусмотренных ею мер. Однако, в настоящее время в нашем государстве должный контроль за исполнением агрополитических решений не осуществляется, что отрицательно сказывается на их эффективности, а также результатах сельскохозяйственного производства. В статье предлагаются меры по возрождению контроля реализации аграрной политики.


Сведения об авторе

Ханнанова Татьяна Рашитовна, кандидат юридических наук, профессор, заведующий кафедрой государственного и муниципального управления ФГБОУ ВПО Башкирский ГАУ. 450001, г.Уфа, ул.50-летия Октября, д.34. Тел. 252-55-59. E-mail: hannanova1@mail.ru

ã Ханнанова Т.Р.

UDC 32.001:338.43.02 (470)

T.R. Hannanova

ACTUAL PROBLEMS OF ENFORCING THE STATE AGRARIAN POLICY OF RUSSIA

Key words: state, policy, agrarian, production, control, efficiency, execution, solution

References:

1. Voronin B.A., Hannanova T.R., Hannanov R.A. Current problems of legal regulation of agrarian relations. Agrarny Vestnik Urala [Agrarian Vestnik of Ural], 2012 . No. 10, pp. 52-56. (in Russian).

2. Results and prospects of agricultural science development in the USSR. Moscow, Kolos publ.., 1969, pp. 4-5. (in Russian).

3. Economy course. Moscow, INFRA Publ., 2006, pp. 227-239. (in Russian).

4. Mironov S.M. Quality of the power and strategy for development of Russia. Russia: development tendencies and prospects (Conference materials). Moscow, Inst.Sc.Inf.Soc.Sc. of the Russian Academy of Sciences, 2005. (in Russian).

5. Mustakimov Sh. R. About control powers of local authorities in the land use sphere. Administrative and municipal law, 2010. - No. 10. - p. 58. (in Russian).

6. Live news program “Vesti Rossii” from July 25, 2013. (in Russian).

7. The explanatory dictionary of the Russian language by V.I.Dahl. Moscow, Olma Media Group Publ., 2009, 576 p. (in Russian).

8. Hannanova T.R. Agrarian policy of the state: criticism of dogma. Theory and practice of social development, 2013. No. 3, pp. 187-190. (in Russian).

9. Current priority areas of agrarian and economic researches. Agrarian and industrial complex: economy, management, 2013. No. 4, p. 2. (in Russian).

10. Hannanova T.R. State agrarian policy: problem objectivization. Law and policy, 2013. No. 4, pp. 489-498. (in Russian).

11. Hannanova T.R. Objective bases of developing and enforcing the state agrarian policy. History, Philosophy, Politics, Law, Cultural Science and Arts. Theory and practice matters, 2013. No. 6, pp. 184-190. (in Russian).

Summary

The state agrarian policy implies monitoring the way its measures are exucuted. However, currently there is no necessary state control on enforcement of agropolitical decisions that negatively affects their efficiency as well as the results of agricultural production. The given article offers measures to restore enforcement the agrarian policy.

Author’s personal details

Hannanova Tatyana Rashitovna, Candidate of Law, Head of the State and Municipal Management Chair. Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education “Bashkir State Agrarian University”. 34, 50-letiya Octyabrya Str., Ufa, 450001. Phone: (347) 252-55-69. E-mail: hannanova1@mail.ru

© Hannanova T.R.


Возврат к списку