Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: electronic_bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
28.12.2013

Т.Р. Ханнанова ПРИРОДНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАСТЕНИЕВОДСТВА КАК СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ

УДК 32.001:338.43.02 (470)

Т.Р. Ханнанова

Природные особенности растениеводства как системообразующий фактор государственной аграрной политики

Ключевые слова: растениеводство; природа; аграрный; государство; политика; фактор; эффективность; объективный; приоритет; цель

В послании Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ знчительное внимание уделено проблемам развития села: «Важная задача – повысить привлекательность сельских территорий для жизни и работы. Мы уже вложили очень серьёзные средства в развитие АПК. Отрасль демонстрирует очень хорошую динамику. В результате мы по многим позициям полностью обеспечили себя отечественными товарами… Теперь на первый план выходит задача закрепления людей на селе, формирования современной, комфортной инфраструктуры в сельских территориях. Прошу обратить на это особое внимание при внесении изменений в государственную программу развития АПК». В решении этих важнейших задач особая роль принадлежит аграрной политике государства, проводимой в основных отраслях сельскохозяйственного производства, в особенности в сфере растениеводства.

Отечественная наука доказывает и показывает, что растительный мир был результатом эволюционного развития природы в силу закономерно повторяющихся в ее недрах внутренних причинно-следственных связей, неуправляемой людьми биогенной миграции атомов, обуславливающей сохранение своей целостности в саморегулируемом состоянии. Благодаря этому он стал первоначальным, объективно возникшим органическим составляющим мироздания, предопределяющим не только естественный компонент реальной действительности, но и содержание общественного бытия (общества) как целостного, интегрированного материальными условиями жизни социального организма, функционирующего на основе саморегуляции и развивающегося через разрешение внутренних противоречий.

Растительное сообщество (фитоценоз), будучи в своей основе природным явлением, онтогенетически сформированным и формирующимся обстоятельством, тем не менее, в рамках человеческого общества приобретает значимость всеобщего, так или иначе относящегося к общественному сознанию, присутствующего во всех его проявлениях в виде бинарной оппозиции природного и общественного, генуинного и социального. Тем самым оно становится одновременно неотъемлемым элементом как материального производства (объективного), так и решающим фактором упорядочения связей по государственному, экономическому и индивидуальному регулированию (субъективного).

Такая сущность рассматриваемого сообщества в плане его социально-экономических индикативных возможностей не представляется необоснованной. Она подтверждается всем ходом исторического развития природы и общества, происходящего в рамках всеобщего универсального объективного закона саморегуляции природы, а также организацией и ведением растениеводства в рамках рационального сочетания объективного с субъективным, учета их совместных конъюгационных взаимозависимостей. По мнению отдельных ученых, в питании человека растительные продукты занимают около 90% общей потребности в энергии, потребность человека в белках, жирах, углеводах за счет растений удовлетворяется на 80-90%. В процессе фотосинтеза растения способны создавать указанные органические вещества из неорганических (диоксида углерода, воды, минеральных солей) с использованием энергии солнца. Растения предоставляют людям не только продукты питания, но и сырье для промышленности, животным – корма, биосфере – кислород. Здесь природное всецело предопределяет субъективное, в свою очередь, в последнем предвосхищается объективное.

Следует, однако, отметить то, что дуалистическая сущность растениеводства не находит своего заинтересованного, целесообразного осознания, познания и признания в агрохозяйственной практике, не используется в ней. Проблема в обозначенном контексте существует и охватывает как биологическую и физико-климатическую сторону (накопление солнечной энергии в процессе фотосинтеза; традиционно устоявшееся и ставшее непререкаемым редукционно-рецессивное земледелие; благоприятные почвенно-климатические условия производства продукции и другие, не поддающиеся или неполно поддающиеся контролю явления событийного характера), и волевую, дискреционную сторону (альтернативное, интенсивное и адаптивное возделывание культур). Указанные стороны требуют сочетаемого взаимосвязанного применения. В отдельности желаемого результата они не приносят. Повышение урожайности культур и рост сборов не достигаются или же достижения оказываются незначительными, что, в частности, подтверждалось имевшими место фактами волевого насаждения производства культур (например, «заморского» картофеля), травопольной и паропропашной систем земледелия, необоснованной повсеместной мелиорации и т.д.

Негативное отношение политических акторов к отмеченной сущности растениеводства ведет к постепенному формированию и наступлению вредных пернициозных (гибельных, опасных) последствий в сфере хозяйствования, начинающих приобретать все более перманентный характер. Культивируемые сельскими производителями растения получают мизерные объемы органических удобрений или вовсе их не получают из-за их отсутствия, вызванного сокращением поголовья скота, свертыванием подотрасли животноводства. Как следствие этого, теряется плодородие почв, заодно с ним снижаются проектируемые урожаи и сборы продукции. Самое печальное при таком варианте осуществления растениеводства - инициируется пагубная для всего сельского хозяйства биологическая усталость земельных угодий, приводящая к выводу пашни из оборота, колоссальным потерям продукции и убыткам. Более того, на «уставших» от некомпетентного, варварского подхода к земле почвах создаются условия для развития и распространения вредных насекомых и болезнетворных грибков, а также сорных растений. Сельскохозяйственные производители вынуждены бороться с подобными «сожителями» культурной растительности, неся огромные имущественные расходы, связанные с их уничтожением и оздоровлением угодий от привнесенных инсектофунгицидами и фитофагами ядовитых веществ (моли, тли, клопы, блошки, клещи, мухи, долгоносики, галлицы и др. насекомые; фузариоз, мучнистая роса, ржавчина, заразиха, бель, фомоз, корнеед, церкоспороз, фитофтора, рак, парша, черная ножка, кила, некроз и ряд вирусных и грибковых болезней).

Особую опасность для растений представляют саранчовые насекомые (саранча, луговой кузнечик и др.), обладающие неимоверными способностями к биологическому размножению популяций и прожорливостью, большой подвижностью и широкой пространственной размещаемостью. При захвате посевов культурной растительности они оставляют за собой опустошенные поля и луга, съедая все органические части растений, листья, соцветия, стебли и плоды, заражая, в то же время, все «оккупированные» ими площади яйцами, тем самым инстиктивно создавая условия для дальнейшего развития своих поколений в будущем.

Природа жизнеобеспечения саранчовых достаточно изучена. Несмотря на саморегулирующий характер сожития саранчевых, присущую им естественную, обусловленную законом саморегуляции природы, приспособляемость к окружающим условиям возрождения и процессного развития, наука и практика не обращают на эти очевидные природные факты должного внимания. Необходимость учета при разработке мер по борьбе с саранчовыми признается лишь в плане уничтожения их с помощью ядохимикатов (инактофунгицидов) и только на поздних этапах пребывания особей на стадиях имаго. На данной стадии яйца саранчовых сохраняются и становятся реальным подспорьем для продолжения ими жизни в предопределенном биологией режиме и объективной данности, а почвы, используемые в растениеводстве, получают значительную долю зараженности ядами, усваиваемыми сельскохозяйственными культурами, провоцируя соматические заболевания у людей и животных.

На наш взгляд, борьбу с саранчовыми нужно вести на всех этапах их бытия, начав эту деятельность со стадии яйцекладки, охватывая все стадии становления (личинки, окукливания и имаго). Такой деятельности должна предшествовать целенаправленная научная проработка проблемы, данные которой, после юридического и политического осознания и признания, следует заложить в основу общегосударственной проблемы борьбы с саранчовыми, причем, проблемы политического масштаба. В качестве мер борьбы с названными насекомыми можно предложить выявление таких их природных врагов, как богомола, создать для них условия для разведения, использовав в этом направлении зональные инсектарии с соответствующей материальной базой, лабораториями.

Претворение этих рекомендаций в систему агропрома явилось бы «образцом для подражания» и стало бы оправданным , экономически выгодным, более предпочтительным, чем применение ядохимикатов, мероприятием в борьбе и с другими вредными насекомыми, например, такими их разновидностями, как колорадский жук и свекловичные блошки и им подобными врагами растениеводства.

В настоящее время неизмеримо более значительную опасность представляет засоренность посевов культурных растений. Вся территория пашни России заражена семенами сорной растительности. Сорняки в стране стали и прочно утвердились в качестве растительного сообщества, занимая в сельском хозяйстве место специфического фитоценоза – катастрофического состояния земледелия и растениеводства. Борьба с засоренностью полей становится, как это отмечалось выше, неотъемлемым аргументом аграрного (сельскохозяйственного) производства, решающим фактором повышения его эффективности и устойчивости, требующим сознательного регулирования со стороны всех участников агрохозяйственного процесса. В этом деле велико значение политико-правовых усилий, предпринимаемых в рамках аграрной политики России.

В пернициозном состоянии находятся все обрабатываемые угодия страны. В них почти повсеместно образована плужная подошва как закономерно возникшее следствие использования массивной сельскохозяйственной техники. Подошва уплотняет почву, постепенно разрушая ее структуру, тем самым выводя пашню из хозяйственного оборота. Ущерб от нее огромен, но никем не измерен, что, разумеется, мешает разработке соответствующих ее содержанию и природе физико-механических и биолого-химических мероприятий. В ряде хозяйств России, в частности в Республике Башкортостан, для уничтожения плужной подошвы прибегают к помощи долотообразных лап, вмонтируемых в культиваторы, либо же вводят в севообороты культуры со стержневыми системами корней, глубоко проникающие вглубь почвы (до 1-3 м) и позволяющие доставать влагу из низколежащих пластов грунта.

К сожалению, применение подобных физико-биологических приемов обработки почв, использование возможностей, заложенных в самой природе, является, пожалуй, исключением из общих правил воздействия на почвенные процессы, нежели системой. Адаптивно-контурные системы земледелия, действующие в регионах, почему-то не включают рекомендации, посвященные борьбе с плужной подошвой. По большому счету изучение, разработка мер борьбы и разрешение проблемы не могут ограничиваться региональными уровнями, а достойны внимания органов федеральной власти и хозяйственного управления, ибо эта проблема охватывает всю территорию растениеводства страны, сферу его научного, технико-технологического, материально-технического, финансового и производственного обеспечения. Предложенный подход к проблеме способен инспирировать максимизацию валовой продукции растениеводства, предвосхищать благополучие, жизнеобеспечение населения.

Развитие растениеводства возможно лишь при осознании факта наличия природно обусловленных рисков и вызываемых ими последствий, нуждаемости его в прогнозируемом и адаптационном режимах. Без такого подхода к осуществлению подотрасли немыслимо превращение ее в наукоемкий и высокомодернизированный сектор аграрной отрасли. Это означает, что в сельском хозяйстве, в первую очередь, в его растениеводческой составляющей, нужно обеспечить воспроизводство и повышение эффективности использования естественных ресурсов, возможностей, заложенных в природе человека-крестьянина и в самом аграрном производстве. Несмотря на, казалось бы, очевидность отмеченного, объективная сторона проблемы органами власти и хозяйственного управления, а также самими непосредственными сельскими товаропроизводителями «не замечается» также, как и научные разработки, посвященные ее разрешению, не осознаются, не принимаются к применению, к внедрению. Инертное отношение участников аграрного производства всех уровней к использованию научного потенциала генерирует опасное социальное событие, а именно - бездействие в формах невмешательства, неведения, уклонения, и формирует значительные имущественные потери. По данным РАСХН, «…потенциальные потери урожая в результате нашествий вредителей и возбудителей болезней растений превышают 100 млн. т в зерновых единицах. Риски опасных сорняков, конкурирующих с культурными растениями и выносящих из почвы более 5 млн. т питательных веществ, в 2 раза выше объемов вносимых минеральных удобрений. В экстремально-засушливых условиях на мелиорированных землях можно было бы гарантированно получить до 10 млн. т зерна. При увеличении мелиорированных земель до 15 млн. га «подушка» зерновой безопасности составит 30 млн. т».

Равнодушная, бездеятельная позиция сельских товаропроизводителей по отношению к научным новациям преобразуется в форму отвержения научных разработок, в непринятие рекомендаций и, даже, неисполнение предписанных действий. В результате этого выгодные предложения научных учреждений остаются на бумаге в виде пожеланий, деклараций, легитимированных государством документах типа стратегий, программ, рекомендаций, технологических регламентов и др. В таком положении находятся и системы ведения сельского хозяйства (агропромышленного комплекса), составленные в регионах. Конкретные исполнители, как правило, не соблюдают их нормы-правила под разными предлогами, коих огромное множество, от объективного до субъективного характера. Для иллюстрации приведем лишь один пример, связанный с внедрением в производство адаптивно-контурных систем земледелия – главной материальной основы растениеводства. В ряде случаев контурная обработка земельных угодий, особенно вспашки, невозможна из-за объективной причины исполнения - географической непригодности конфигураций участков (узости, их продолговатости, высокой степени рассеченности и т.п.) и большой экономической расходности горюче-смазочных материалов, частых поломок технических средств обработки почв и машин и т.д. На ровных участках земли она вовсе не требуется из-за правильной геометрической расположенности.

Субъективные причины невнедрения этой системы преодолимы и не могут быть основанием для устранения от ее адаптации к конкретным условиям хозяйствования.

Современное растениеводство неполно ориентировано на реализацию таких естественно предопределенных возможностей обеспечения роста урожайности культур и сбора, как селекция, выведение новых разновидностей и сортов культурных растений. Практическая деятельность в этом направлении в отрасли почти не ведется. Разработанное И.В. Мичуриным положение о единстве организма и сферы жизнедеятельности и наследовании свойств, приобретаемых растениями в процессе их развития под влиянием изменившихся условий жизни, на деле отвергается. Это бескомпромиссно подтверждается, например, фактами игнорирования аутбридинга – разведения неродственных организмов разных видов и сортов, используемого для предотвращения вредных последствий близкородственного скрещивания. Посевы в хозяйствах осуществляются в устоявшемся, старом, не учитывающем природой обусловленные резервы производства, режиме. В севооборотах нет сочетаемости возделываемых культур с донороносителями, улучшателями биологических показателей увеличения отдачи урожаев. Вследствие этого посевы подвергаются влиянию инцухта – депрессивного, вредоносного явления, внешне выражающегося в виде короткостебельности, скороспелости и неполновесности плодов растений, особенно зерновых и корневых культур. Причины зарождения и развития инцухта малоизучены, сводятся они к теоретическим исследованиям разъяснительного характера, не дающим положительного эффекта – эффективности и устойчивости аграрного производства.

Выход из создавшегося положения видится в создании селексрассадников в структуре селекционных центров, специализирующихся на изучении инцухт-линий, генерирующих гомозиготность (особенности наследственности растительного организма, возникающие как результат его происхождения от родителей, относительно сходных по своей наследственности), и разработке мер борьбы с инцухтом, а в надлежащих случаях - и по применению его природных ресурсных возможностей в сельскохозяйственном производстве во влагоизбыточных районах и регионах, испытывающих отрицательное воздействие ветровой эрозии почв, вызывающей полегание и гибель посевов.

Предложенные здесь рекомендации по борьбе с инцухтом, как нам кажется, смогли бы перенести центр тяжести по обеспечению продовольственной безопасности страны в какой-то мере и на плечи самих сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Приведенные выше примеры свидетельствуют о серьезной деградации объективного фактора воспроизводства – ухудшении природной основы растениеводства, отрицательно влияющем на прогресс сельской отрасли и АПК, инициируя возвращение к экстенсивным формам и методам хозяйствования на селе (отсутствие селекции семян и культур на устойчивость производства и хранения, повышение уровня клейковины в зерне, сахаристости свеклы, игнорирование требований к размещению культур в севооборотах и др.). По данным МСХА им. К.А. Тимирязева, в полеводстве применяются лишь 10-15% технологий интенсивного ресурсосберегающего типа, размеры и объемы урожаев предопределяются, как правило, естественным плодородием и складывающимися погодными условиями. Не случайно РАСХН отметила значимость и своевременность создания концепции формирования государственно-рыночного механизма обеспечения технологического развития растениеводства, методических положений по оценке объективно складывающихся в аграрном секторе экономики кризисных (событийных) явлений, вызванных функционированием сельскохозяйственных товаропроизводителей в условиях рисков и разработки организационно-экономической модели зернопродуктового кластера региона.

Такой подход к дальнейшему развитию растениеводства безусловно оправдан и должен быть признан научно обоснованным и обусловленным потребностями практики хозяйствования на селе, а также, если заглянуть глубже - в биологию растений, и генетический сущностью последних. Однако он не исчерпывает всей проблематики, связанной с научным обеспечением сельскохозяйственного производства, с учетом в нем природного фактора, адаптацией его к новым условиям существования. Требуется особое внимание семеноводству, борьбе с засухой и внедрению «сухого земледелия», совершенствованию структуры посевных площадей, минимизации потерь от экстремальных явлений природы, привлечению биоресурсов, особенно органики (торфа, сапропеля, навоза и др.) на нужды растениеводства, расширению растениеводческого пространства Дальнего Востока и севера страны и т.д. Кластерная политика в России плохо осмыслена, не определена естественная сторона ее процесса формирования, что мешает активизации и концентрации производственных возможностей товаропроизводителей, повышению результатов их деятельности и в растениеводстве.

На эти и им подобные объективно предопределяемые обстоятельства, в частности, на нарастание негативных процессов, разрушающих земельный потенциал (водную и ветровую эрозии, опустынивание, обеднение почв и др.) в стране нет должной реакции со стороны органов государственной власти и хозяйственного управления, что вызвало обоснованную реакцию ученой общественности в виде открытого письма Президенту Российской Федерации, Правительству Российской Федерации и Государственной Думе и Совету Федерации «О необходимых мерах по созданию эффективной системы регулирования земельных отношений в Российской Федерации». Как показала практика нормативного регулирования аграрных отношений, внешне переживающего бурное развитие в силу перехода от ведомственного регламентирования на федеральную законодательную основу, законодательные акты на деле оказались актами формального, декларативного порядка. Они «не работают», решения, принимаемые в соответствии с их нормами, в лучшем случае носят паллиативный характер, а предложения научных формирований не доходят до непосредственных исполнителей – хозяйств, в значительной части игнорируются, а в ряде случаев вообще не реализуются из-за необоснованности, природной невосприимчивости, объективной неисполнимости. Примеры тому – предотвращение выноса питательных веществ из почвы; изменения климата и связанных с ним рисков; биологическая генуинность растений, обуславливающая повсеместную адаптивность их к сложившимся условиям произрастания; конкуренция сорняков с культурными растениями; реконструкция существующих и строительство новых мелиоративных систем, предусмотренных Концепцией по мелиорации; обеспечение чистоты и высокой продуктивности растений и другие природно предопределенные меры, тесно переплетенные с наукой и требующие долгих сроков их претворения в жизнь, в силу этого пребывающие до поры до времени на догматическом уровне и занимающие положение пожеланий и рекомендаций ко внедрению.

В факторальной системе развития растениеводства главное место должно быть предоставлено объективному, в первую очередь, самой природе человека – потенциального сельского товаропроизводителя, естественного обладателя приверженности сельскому образу жизни и труда, заинтересованного в результатах развития аграрного производства. Эта сторона вопроса постепенно уходит из поля зрения российского государства, да и сельского сообщества. По сведениям РАСХН, в настоящее время лишь 45% фермерских хозяйств реально ведут сельскохозяйственное производство. Подобное состояние фермерства в стране формирует скрытый процесс реинтеграции в аграрной сфере экономики, в ее земледельческой подотрасли, которая может создать условия для дальнейшего развала сельского хозяйства всей федерации, тем самым детерминируя и нигилистическое отношение к возможностям природного потенциала агропрома и самой аграрной политике государства. Значительная часть производства сельскохозяйственной продукции ложится на плечи не полностью дееспособных, большей частью убыточных, находящихся на грани банкротства, сельскохозяйственных предприятий, а также личных хозяйств населения.

Преодоление тенденции процесса реинтеграции, как нам представляется, лежит на пути реанимации неиспользованных, естественно присущих человеку свойств и способностей.

Таковы архиважные проблемы, связанные с объективной природной составляющей растениеводства, его органического компонента осуществления. Для понимания сущности природных процессов, происходящих в недрах растениеводческой деятельности и учета ее особенностей в организации и ведении аграрного производства, в особенности в деле адаптации к зональным, в пределах зон – к конкретным условиям ведения производства, оно рассматривается с дизъюнктивных позиций. И только. Разделение здесь не означает противопоставление содержания и формы, объективного и субъективного (осознанного, признанного и познанного) и предполагает целью обеспечения в ходе субъективного достижения общеполезного экономического результата – рост эффективности и устойчивости растениеводства. Достичь этот результат возможно только на основе симбиоза объективного и субъективного, так как именно закономерное сочетание объективного и субъективного предопределяет успешность хозяйствования, становится правилом экономического поведения сельских товаропроизводителей, а также предтечей обновления, разработки и принятия аграрной политики российского государства.

На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

‒ объективная природа растениеводства (одной из основных подотраслей сельского хозяйства) является важнейшим и неустранимым фактором формирования и реализации аграрной политики государства;

‒ игнорирование политическими акторами объективной природы растениеводства ведет в конечном счете к неэффективности аграрной политики и формированию у населения и хозяйствующих субъектов недоверия к ней, к нигилистическому отношению к принимаемым политически значимым решениям государства в сфере аграрных отношений;

‒ современное отсталое бытие растениеводства в России во многом предопределяется неэффективностью проводимой аграрной политики, которая, в свою очередь, системно не учитывает природную обусловленность этой сферы человеческой жизнедеятельности;

‒ аграрная политика государства обладает свойством природной предопределенности. Это свойство неустранимо, непреодолимо, вечно и всеобъемлюще как сама природа. Исходя из этого, все элементы аграрной политики (приоритеты, цели, задачи, ресурсы, решения, действия, конечные результаты, контроль исполнения, оценка эффективности) должны формироваться и реализовываться в рамках признания и осознания политическими акторами объективной природой предопределенности этих элементов и аграрной политики в целом.

Список литературы:

1. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 12 декабря 2013 года // http://www.kremlin.ru/transcripts/17118.

2. Ханнанов Р.А., Ханнанова Т.Р. События в системе правового обеспечения модернизации социально-экономического развития России: теория и практика [Текст] – Уфа: Башкирский ГАУ, АН РБ, 2012. –С. 16-26, 36-44, 65-114 (162 с.)

3. Краснов В.М. К понятию общества как социальной системы [Текст] // Философские науки. - 1977. - № 2. - С. 28.

4. Ханнанов Р.А., Ханнанова Т.Р. Модернизация государственной аграрной политики государства – Уфа, Академия наук РБ, ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный аграрный университет», 2013. – С. 4-237. (484 с.)

5. Алабушев В.А., Алабушев А.В. Растениеводство / Под ред. Алабушева В.А. – Ростов н/Д: Март, 2001. - 384 с. – С. 3.

6. Коренев Г.В., Федотов В.А., Попов А.Ф. и др. Растениеводство – М.: Колос, 1999. – С.3 (368 с.).

7. Ханнанова Т.Р. Государственная аграрная политика: проблемы объективации // Право и политика. - 2013. - С. 498.

8. Система ведения агропромышленного производства в Республике Башкортостан. – Уфа.: АН РБ, Гилем, 2012. – 528 с.

9. Васин В.Г., Васин А.В., Ельчанинова Н.Н. Растениеводство. - Самара: РИЦ СГСХА, 2009. – 528 с. – С. 3.

10. Ушачев И. Научное обеспечение стратегии социально-экономического развития АПК России // АПК: экономика и управление. - 2011. - № 3. - С. 11.

11. Ханнанов Р.А. Правовая природа бездействия и каузальность // Советское государство и право. - 1978. - № 4. - С. 124-128.

12. Ушачев И. Научное обеспечение стратегии социально-экономического развития АПК России // АПК: экономика и управление. - 2011. - № 3. - С. 17-18.

13. Голубев А.В. Блеск и нищета российского агрокомплекса // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. - 2011. - № 2. - С. 8.

14. Алтухов А. Новые проблемы развития зерновой отрасли // АПК: экономика, управление. - 2011. - № 1. - С. 10, 14-15.

15. Лубков А.Н. Приоритетные направления развития аграрно-экономических исследований на современном этапе // АПК: экономика, управление. - 2013. № 2. - С. 1-4.

16. Вагизова В.И. Экономические проблемы регионов и отраслевых комплексов [Электронный ресурс] // Проблемы современной экономики. - 2009. - № 3 // http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=2795; Кормакова Е.С., Мокичев С.В. Агломерации – стратегическая составляющая устойчивости развития региональной экономической системы. // Экономическме науки. - 2011. - № 8. - С. 99-103; Батищева Е.А., Ващенко А.А. Анализ факторов процессов в кластеризации в региональной экономике // Управление экономическими системами (электронный научный журнал). - 2012. - № 2; Черняев А., Сердобинцев Д. Организационно-экономический механизм формирования агропромышленных кластеров в Поволжье // АПК: экономика, управление. 2012. - № 2. - С. 3-8; Ханнанов Р.А., Ханнанова Т.Р. Кластеризация экономики и государственная кластерная политика: теоретические основы и социально-экономические предпосылки // Евразийский юридический журнал. - 2012. - № 12. - С. 129-195.

17. Сальникова Е. Факторы эффективности инновационного развития зернового производства // АПК: экономика, управление. - 2013. - № 7. - С. 69.

18. Романенко Г. Деятельность российской академии сельскохозяйственных наук в 2012 году // АПК: экономика, управление. - 2012. - № 3. - С. 3.

19. Ушачев И. Научное обеспечение Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 гг. // АПК: экономика, управление. 2013. - № 3. - С. 13-26; Ушачев И.Г. Научное обеспечение стратегии социально-экономического развития АПК России // АПК: экономика, управление. - 2013. - № 3. - С. 11-24.

20. Лубков А.Н. Приоритетные направления развития аграрно-экономических исследований на современном этапе // АПК: экономика, управление. - 2013. - № 2. - С. 4.

21. Ханнанова Т.Р. Аграрная политика государства: критика догмы // Теория и практика общественного развития. - 2013. - С. 187-190; Ханнанова Т.Р. Объективные основы формирования и реализации государственной аграрной политики // Исторические, философские, политические и юридические науки и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2013. - № 6. - С. 184-190; ее же. Реализация аграрной политики государства: принципиальные основы. // Политика и общество. - 2013. - № 5. - С. 630-639.

22. Ханнанова Т.Р. Государственная аграрная политика: проблемы объективации // Право и политика. - 2013. - № 4. - С. 489-498.

Аннотация

Аграрная политика российского государства в сфере растениеводства, к сожалению, недостаточно эффективна. Одним из важнейших факторов, отрицательно влияющих на формирование и реализацию государственной политики в этой подотрасли сельского хозяйства, является системное игнорирование политическими акторами объективного факта природной предопределенности всех элементов названной политики. В статье доказывается, что объективная природа растениеводства является фактором формирования и реализации аграрной политики государства, качество которой, в свою очередь, обуславливает эффективность и устойчивость сельскохозяйственного производства. Имеющиеся в настоящее время политические решения и нормативные акты, посвященные развитию сельского хозяйства, носят несистемный разрозненный характер, принимаются по случаю каких-либо неблагоприятных событий в аграрном секторе и также не учитывают природной специфики растениеводства, не имеют опоры и на природу самого человека - естественного носителя сельского образа жизни и труда, что влечет за собой нигилизм и недоверие сельхозтоваропроизводителей к аграрной политике государства.


Сведения об авторе

Ханнанова Татьяна Рашитовна, кандидат юридических наук, профессор, заведующий кафедрой государственного и муниципального управления ФГБОУ ВПО Башкирский ГАУ. 450001, г.Уфа, ул.50-летия Октября, д.34. Тел. 252-55-59. E-mail: hannanova1@mail.ru

ã Ханнанова Т.Р.

UDC 32.001:338.43.02 (470)

T.R. Hannanova

NATURAL FEATURES OF PLANT GROWING AS BACKBONE FACTOR OF THE STATE AGRARIAN POLICY

Keywords: plant growing; nature; agrarian; state; policy; factor; efficiency; objective; priority; purpose

Summary

The agrarian policy of the Russian state in the sphere of plant growing is unfortunately insufficiently effective. One of the major factors which are negatively influencing formation and realization of a state policy in this subsector of agriculture, system ignoring by political actors of the objective fact of natural predefiniteness of all elements of the called policy is. In article it is proved that the objective nature of plant growing is a factor of formation and realization of an agrarian policy of the state which quality, in turn, causes efficiency and stability of agricultural production. Political decisions available now and the regulations devoted to development of agriculture, have not system separate character, are accepted on the occasion of any adverse events in agrarian sector and also don't consider natural specifics of plant growing, have no support and on the nature of the person - the natural carrier of a rural way of life and work that involves nihilism and mistrust of agricultural producers to an agrarian policy of the state.

Author’s personal details

Hannanova Tatyana Rashitovna, Candidate of Law, Head of the State and Municipal Management Chair. Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education “Bashkir State Agrarian University”. 34, 50-letiya Octyabrya Str., Ufa, 450001. Phone: (347) 252-55-69. E-mail: hannanova1@mail.ru

References:

1. The message of the Russian President to Federal Assembly of the Russian Federation of December 12, 2013//http://www.kremlin.ru/transcripts/17118.

2. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Events in system of legal support of modernization of social and economic development of Russia: the theory and practice [Text] – Ufa: Bashkir GAU, AN RB, 2012. – pp. 16-26, 36-44, 65-114 (162 p.)

3. Krasnov V. M. To concept of society as social system [Text]//Philosophical sciences. - 1977 . - No. 2. – p. 28.

4. Hannanov R. A. Hannanova T.R. Modernization of the state agrarian policy of the state – Ufa, Academy of Sciences of RB, FGBOU VPO "The Bashkir state agrarian university", 2013. – pp. 4-237. (484 p.)

5. Alabushev V.A. Alabushev A.V. Rasteniyevodstvo / Under the editorship of Alabushev V.A. – Rostov N / Д: Mart, 2001. – P. 3. (384 p.)

6. Korenev G. V., Fedotov V.A. Popov A.F. etc. Plant growing – M.: Ear, 1999. – P. 3 (368 p.).

7. Hannanova T.R. State agrarian policy: objectivization problems//Right and policy. - 2013 . – P. 498.

8. System of conducting agro-industrial production in the Republic of Bashkortostan. – Ufa. : RB AN, Gily, 2012. – 528 p..

9. Vasin V. G., Vasin A.V., Elchaninova N. N. Rasteniyevodstvo. - Samara: RITS SGSHA, 2009. – p. 3 (528 p.)

10. Ushachev I. Scientific ensuring strategy of social and economic development of agrarian and industrial complex of Russia//agrarian and industrial complex: economy and management. - 2011. - No. 3. – p. 11.

11. Hannanov R. A. Legal nature of inaction and kauzalnost//Soviet state and right. - 1978 . - No. 4. – pp. 124-128.

12. Ushachev I. Scientific ensuring strategy of social and economic development of agrarian and industrial complex of Russia//agrarian and industrial complex: economy and management. - 2011 . - No. 3. – pp. 17-18.

13. Golubev A.V. Blesk and poverty of the Russian agrocomplex//Economy of the agricultural and processing enterprises. - 2011. - No. 2. – pp. 8.

14. Altukhov A. New problems of development of grain branch//agrarian and industrial complex: economy, management. - 2011 . - No. 1. – pp. 10, 14-15.

15. A.N. popular prints the priority directions of development of agrarian and economic researches at the present stage//agrarian and industrial complex: economy, management. - 2013. No. 2. – pp. 1-4.

16. Vagizova V.I. Economic problems of regions and branch complexes [Electronic resource] // Problems of modern economy. - 2009. - No. 3//http://www .m-economy.ru/art.php? nArtId=2795; Kormakova E.S. Mokichev S.V. Agglomerations – a strategic component of stability of development of regional economic system. // To Ekonomicheskma of science. - 2011. - No. 8. – pp. 99-103; Batishcheva E.A. Vashchenko A.A. The analysis of factors of processes in a clustering in regional economy//Management of economic systems (the electronic scientific journal). - 2012. - No. 2; Chernyaev A., Serdobintsev D. Organizatsionno-ekonomichesky the mechanism of formation of agro-industrial clusters in the Volga region// Agrarian and industrial complex: economy, management. - 2012 . - No. 2. – pp. 3-8; Hannanov R. A. Hannanova T.R. Klasterization economy and state cluster policy: theoretical bases and social and economic prerequisites//Euroasian legal journal. - 2012. - No. 12. – pp. 129-195.

17. Salnikova E. Factors of efficiency of innovative development of grain production//agrarian and industrial complex: economy, management. - 2013 . - No. 7. – p. 69.

18. Romanenko G. Activity of the Russian academy of agricultural sciences in 2012//agrarian and industrial complex: economy, management. - 2012. - No. 3. – p. 3.

19. Ushachev I. Scientific providing the State program of development of agriculture and regulation of the markets of agricultural production, raw materials and the food for 2013-2020//agrarian and industrial complex: economy, management. 2013. - No. 3. – pp. 13-26; Ushachev I.G. Scientific ensuring strategy of social and economic development of agrarian and industrial complex of Russia// Agrarian and industrial complex: economy, management. - 2013. - No. 3. – pp. 11-24.

20. A.N. popular prints the priority directions of development of agrarian and economic researches at the present stage//agrarian and industrial complex: economy, management. - 2013. - No. 2. – p. 4.

21. Hannanova T.R. Agrarian policy of the state: criticism of dogma//Theory and practice of social development. - 2013. – pp. 187-190; Hannanova T.R. Objective bases of formation and realization of the state agrarian policy//Historical, philosophical, political both jurisprudence and art criticism. Theory and practice questions. - 2013. - No. 6. – pp. 184-190; it. Realization of an agrarian policy of the state: basic bases. // Policy and society. - 2013. - No.5. – pp. 630-639.

22. Hannanova T.R. State agrarian policy: objectivization problems//Right and policy. - 2013 . - No. 4. – pp. 489-498.

© Hannanova T.R.


Возврат к списку