Сетевое издание (ISSN 2308-9644) основано в 2013 году (свидетельство о регистрации Эл №ФС77-54909 от 26.07.13, выданное Роскомнадзором)
Учредитель и издатель: ФГБОУ ВО Башкирский ГАУ (ОГРН 1030204602669).
Редакция: 450001, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 34.; тел./факс: (347) 228-15-11; e-mail: electronic_bsau@mail.ru ; journal.bsau.ru; главный редактор: д.т.н., профессор Габитов И.И.
Б.И. Карипбаев, А. Шарипов  СУДЬБА ФИЛОСОФИИ В ЭСХАТОЛОГИИ КУЛЬТУРЫ 02.07.2013

Б.И. Карипбаев, А. Шарипов СУДЬБА ФИЛОСОФИИ В ЭСХАТОЛОГИИ КУЛЬТУРЫ

УДК 1:008 

Ключевые слова: человечество; цивилизация; добро; зло; частная жизнь; творческая бесплодность; современная философия, деструктивные формы реализации.

 

Человечество пошло по пути цивилизации, а не культуры, и потому культура ныне претерпевает грандиознейший кризис, если не сказать коллапс.

Чтобы упредить путаницу, могущую возникнуть на понятийном уровне, начну с простой дистинкции и дам сущностное определение понятий «культура» и «цивилизация».

Итак, культура - это все созданное человеком, что не противоречит природным принципам.

Цивилизация же - все созданное человеком, что природным принципам противоречит.

В сущности путь цивилизации характеризуется отъединением сфер этики и эстетики с дальнейшей отдачей предпочтения последней.

Смыслоопределяющими категориями в цивилизации являются не "добро" и "зло", а "прекрасное" и "безобразное".

Но если в отношении морального выбора действовал принцип "или-или", то в плане эстетического выбора можно одинаково принимать все имеющиеся альтернативы, ибо безобразное тоже эстетично.

Вопрос: почему человечество пошло по пути цивилизации? Ответ может носить только гипотетический характер. То есть человек сознательно отказался от почвы у себя под ногами, намеренно лишил себя точки опоры, провозгласив ценность своего существа выше ценности окружающего мира. В качестве основания этой аксиологической презумпции человек использовал наличие у него разума, вообще свою познавательную способность, или если угодно сознательность. Этот принцип наиболее полно эксплицирует Паскаль, когда говорит о величии человека, существующем вопреки его ничтожности.

Итак, поначалу лишь защищаясь, в итоге человек вовсе освободился из-под  влияния природной реальности. Но, ощутив безграничную свободу в мире и вместе с тем свою затерянность и неразличимость в нем, человек лишился всего, что привязывало его к полю смысла. Человек не восторжествовал. Он ощутил лишь всепоглощающую пустоту, которую продолжает испытывать по сей день. Как писал Мерло-Понти "Человек обречен на смысл", Но дезавуировав ценность объективного мира, человек  также отказал ему в праве быть источником смысла. Таким образом "объективную истину" заменил так называемый "персональный смысл". Однако "персональный смысл" это миф. Человек всегда смотрит на себя глазами других. Он придает смысл лишь тому, чему придают смысл другие. В отсутствие персонального смысла всевозможные развлечения могут послужить компенсацией, замещающей его. Например, человек полностью погружается в чужую жизнь, в жизнь знаменитостей, в связи с тем что ощущает бессмысленность своей собственной жизни. А разве наше ежедневное потребление всякой всячины через каналы масс-медиа не есть результат того, что мы ощущаем скуку (пустоту)? Охота и погоня за удовольствиями есть результат нашего страха перед пустотой, обступающей нас. Жажда удовольствий и отсутствие чувства удовлетворенности неразрывно связаны.

Когда частная жизнь находится в центре бытия, то потребность обрести смысл жизни в тривиальной повседневности становится настоятельнее. Именно поэтому пару веков назад люди начали воспринимать себя как индивидуальные существа, которые должны реализовать себя, а каждодневное существование стало восприниматься как тюрьма. Скука связана не с физическими потребностями, а именно с духовной жаждой. Скорее всего, с жаждой переживаний. Только переживания представляют интерес. Именно потому, что существование в принципе отмечено скукой, мы придаем огромное значение оригинальности и инновациям. Сегодня мы, современные люди, больше тяготеем к чему-либо «интересному», чем к подлинным ценностям. Мы склонны рассматривать то или иное явление или объект под определенным углом зрения — интересно или нет, то есть исключительно с точки зрения эстетической перспективы. Именно в рамках эстетики возникают оценочные категории — интересно или скучно. Чтобы хоть как-то сохранить ядро своей идентичности, сегодня человек вынужден постоянно заполнять внутреннюю пустоту информацией. При этом отношение к информации сугубо имплозивно, человек подобно черной дыре поглощает информационный мусор, не насыщаясь, и лишь продолжая существовать в некой инертной среде, в которой понятие движения,  тем более развития полностью элиминируется.

Поставщиком информации является лишенная ценностного содержания наука. Такая наука дезориентирует человека. Она есть равнодушная, нейтральная матрица, на которую можно накладывать любые значения и получать любые устраивающие нас результаты.

Проблема множественности, плюральности смысла - одна из причин потери смысложизненных ориентаций. В мире, где источников самотождественности слишком много, теряет смысл сама проблема поиска самотождественности, ибо то что делало определенный источник истинным была его единственность, я бы даже сказал "единоличественность". Ныне же истинным объявляется все, что может быть выбрано самим субъектом в силу его вкусовых предпочтений, культурных склонностей, которые формируются в нем под влиянием доминирующих социокультурных факторов, которые в свою очередь определяются природной склонностью человека, его стремлением к исключительности, его жаждой индивидуализации и утверждения самоценности, его жаждой признания, но признания, зиждущегося не на объективной ценности, а лишь на факте его (человека) частности, которая всегда подразумевается априори.

Эклектичность этой совокупности равнозначных источников, тщательно маскируемая под единство, уничтожает возможность различения и различимости. У человека есть право выбирать, но сама возможность выбора лишается традиционного смысла, превращаясь лишь в наличие пустой формы. Вопрос ценности более не сопряжен с вопросом целесообразности. Ценно то, что выбрано субъектом в качестве ценности, независимо от того, действительно это ценно или нет. Ценность обусловливается лишь самим действием выбора. Субъект есть источник всевозможных значений и ценностей.

Возникает вопрос: куда смотрят философы? Как они допустили подобное?

Почему не вмешиваются? Ответ достаточно прост: философов слишком мало, чтобы суметь изменить ситуацию в макромасштабе. Многие довольствуются лишь созерцанием этой картины тотального упадка. Некоторые обращают ситуацию себе на пользу, умело подстраиваясь под ситуацию, извлекая из нее максимум индивидуальной выгоды. Философия опускается до уровня так называемой массовой культуры, утопая в невозможности различения этой хаотичной и до ужаса гомогенной вязкой субстанции.

Философия сегодня хочет быть модной, идти в ногу со временем, не отставать от последних тенденций, подхватывать современные веяния.

Это вырождение философии, окончательная ее  деградация, последний шаг унижения, который она совершила.

Разумеется ситуация в мире и культуре требует от философии методологии, с помощью которой можно бы было разрешить назревшие мировоззренческие и цивилизационные кризисы. Но вместо того, чтобы быть беспристрастной и объективной, отстаивая в качестве критерия одну только истину, философия сама начинает подстраиваться под ситуацию. Из служанки богословия, как это обстояло в средневековье, она превращается в служанку власть имущих, философия становится ангажированной. Все более обращаясь к полю исследований социогуманитраных дисциплин , философия слагает с себя полномочия той удостоверяющей истинность любого знания инстанции, какой она была, начиная с Декарта и заканчивая неокантианцами. Ибо критерием познания в социогуманитаристике выступает не Истина, а Польза.

Она перестает говорить от имени истины как таковой, но сама конституеруют тело истины, ориентируясь на ситуацию, которая в любой момент может поменяться. Умолкает Даймоний Сократа, торжествует Протагорова "мера". Пытаясь отыскать тот поворотный момент в истории философии, когда понятие истины было ловко подменено, мы, конечно, упираемся в 19 век - период переоценки всех ценностей. Проклятие Ницше, которое он адресовал современникам и потомкам заключается в презумпции субъекта в качестве основоположника всех значений. Онтология таким образом полностью растворяется в аксиологии. Далее весь двадцатый век подхватывает эту эстафету и выхолащивает кто во что горазд (кто как сумеет, кто как умеет, кто как может) ее величество Истину. Расцветают парадигмы постклассической и постнеклассической наук. Множатся дискурсы. Философия превращается в игру искушенных интеллектуалов, жонглирующих малопонятными терминами.

Гуссерль по сути редуцирует все поле возможностей человека до повседневного опыта. Грандиозная по своему замыслу реконструкция метафизики, затеянная Хайдеггером терпит фиаско, а сам Хайдеггер, так и не ухватив Бытие, становится рабом собственного слога. Слабые попытки Бланшо и Батая диссоциировать субъект оканчиваются провалом. Вдохновленный их опытом, чуть позже Фуко, осознав ограниченность как феноменологии так и психоанализа, также пытается десубъективировать человека через поиск новых форм организации мысли. Но и он не преуспевает в этом безнадежном предприятии. Деррида ударяется в письмо, превращаясь в неглубокого креативного, хорошо продаваемого гуманитария. Бодрийяр вязнет в симулякрах собственной мысли. Рорти в лучших традициях американского духа предлагает весьма сомнительную модель неопрагматизма. Философия все более походит на буффонаду. Все становится с ног на голову. Ничто более не представляет ценности. Все становится бесценным, одинаково убогим и прекрасным, стираются границы, культура превращается в конгломерат, не систематизируясь и не ассимилируя свое содержание, оставаясь неопределенным набором пустых означаемых, теряются этические и эстетические ориентиры, степень энтропии экспоненциально возрастает, нивелируется дистанция между культурными стратами, все подвергается унификации, шаблонизации, стандартизации, все уравнивается в цене и в ценности, все в равной мере нужно и бесполезно, культура приобретает хаотичную форму и не менее хаотичное содержание. Как отмечает Славой Жижек: "Никто не должен быть отвратительным". Все должно приниматься, и все приниматься. Не опасаясь критики, минуя систему фильтрации. И все это является культурной пищей, пищей для ума, точнее жратвой, массовой культурой, которая аннигилирует в себе любую альтернативу. Ценности должны определяться идеалами. Ныне ситуация обстоит ровно наоборот.

О должном никто не помнит, в расчет принимается (только) сущее.

Мода вбирает себя не только тело но сам дух, превращая его в подобие духа, не оставляя ничего подлинного, аутентичного. Ценность отныне определяется не жертвой, приносимой во имя (н)ее, а нормативом, общепринятым, конвенцией. Философия рядится в модные одежды дискурса.

Остаются только слова, слова, слова словопрения, диспуты, дискуссии, обсуждения, форумы, конференции, но никто ничего не делает.

И не по делам ныне судят о человеке, и даже не потому, что он говорит, а по тому, как он говорит. От осознания своей творческой бесплодности современная философия, не смея себе в этом признаться, находит выход в деструктивных формах реализации. Ничего нового о мире не утверждается. Ничего нового не говорится.

Теории создаются на основе негации предшествующих теорий. то есть существуют лишь постольку поскольку существуют теории классические, и эта оппозиционность необоснованна, а подкреплена лишь авторитетами авторов, которые своего авторитета достигли опять же не делом, а словом. Общая усталость, которую переживает культура , породила гибридные мутационные формы научного знания, такие как постмодернизм, синергетика, экофилология и др. Философия же при таком положении дел уходит со сцены, за ненадобностью. Можно прекрасно обойтись без нее. Истина нынче не в почете.

Сведения об авторах

1.     Карипбаев Байжол Искакович, доктор философских наук профессор Карагандинского государственного университета им. Е.А. Букетова, 100028, Республика Казахстан, г. Караганда, ул. Университетская, 28. Тел: 8(7212) 77-03-89, факс: 8(7212) 77-03-84. E-mail: office@ksu.kz/. www: www.ksu.kz

2.     Шарипов А., студент 2 курса специальности «Философия», Карагандинского государственного университета им. Е.А. Букетова, 100028, Республика Казахстан, г. Караганда, ул. Университетская, 28. Тел: 8(7212) 77-03-89, факс: 8(7212) 77-03-84. E-mail: office@ksu.kz/. www: www.ksu.kz

 

 

Аннотация

Культура ныне претерпевает грандиознейший кризис, если не сказать коллапс. Чтобы упредить путаницу, могущую возникнуть на понятийном уровне, начну с простой дистинкции и дам сущностное определение понятий «культура» и «цивилизация». Теории создаются на основе негации предшествующих теорий. то есть существуют лишь постольку поскольку существуют теории классические, и эта оппозиционность необоснованна, а подкреплена лишь авторитетами авторов, которые своего авторитета достигли опять же не делом, а словом. Общая усталость, которую переживает культура , породила гибридные мутационные формы научного знания, такие как постмодернизм, синергетика, экофилология и др. Философия же при таком положении дел уходит со сцены, за ненадобностью. Можно прекрасно обойтись без нее. Истина нынче не в почете.

 

Authors’ personal details

1.     Karipbayev Bayzhol Iskakovich, the Doctor of Philosophy the professor of the Karaganda state university of E.A.Buketova, 100028, the Republic of Kazakhstan, Karaganda, Universitetskaya St., 28. Ph. 8 (7212) 77-03-89, fax: 8(7212) 77-03-84. E-mail: office@ksu.kz/. www: www.ksu.kz

2.     Sharipov A. the student 2 courses of the specialty "Philosophy", the Karaganda state university of E.A.Buketova, 100028, the Republic of Kazakhstan, Karaganda, Universitetskaya St., 28. Ph. 8 (7212) 77-03-89, fax: 8(7212) 77-03-84. E-mail: office@ksu.kz/. www: www.ksu.kz

 

Annotation

The culture nowadays undergoes the most grandiose crisis if not to tell collapse. To anticipate the confusion, able to arise at conceptual level, I will begin with a simple distinktion and I will give intrinsic definition of the concepts "culture" and "civilization". Theories are created on the basis of a negation of previous theories. that is exist only so far as there are theories classical, and this opposition is unreasonable, and is supported only with authorities of authors which reached the authority besides not business, and the word. The general fatigue which is endured by culture, generated hybrid mutational forms of scientific knowledge, such as a postmodernism, synergetrics, ecophilology, etc. The philosophy at such situation leaves from a scene, as superfluous. It is possible to do without it perfectly. Truth now not in honor.


Возврат к списку